+7 (495) 114-53-14

Психические расстройства старческого возраста (65 лет и старше)

Психические расстройства старческого возраста (65 лет и старше)

 

Психические расстройства старческого возраста или сенильного возраста, как ещё говорят медики. Всемирная организация здравоохранения датирует этот возраст от 65 лет и выше.

 

Здесь есть очень много дискутабельных вопросов. Есть ряд специалистов-исследователей, которые спорят с этим, считают, что старческий возраст должен официально начинаться гораздо позже. Тем не менее, на сегодняшний момент эти цифры взяты неслучайно, потому что в этом возрасте, как правило, в большинстве стран государство начинает оформлять какие-то возрастные льготы. Это, прежде всего, пенсионная программа.

 

В этом возрасте в подавляющем большинстве случаев всё-таки человек заканчивает или готовится к завершению своей профессиональной карьеры и профессиональной деятельности.

 

Мы знаем очень много примеров людей, которые в этом возрасте не то что находятся на пике, а иногда даже на самом старте какого-то своего очередного и успешного в будущем проекта. Я знаю много людей, которые в 90 и в 95 лет могут дать фору многим своим коллегам младшего поколения.

 

Но мы должны говорить о каких-то усредненных показателях, поэтому будем говорить о старческом возрасте именно в периоде 65 лет и более.

 

Так что же в этом возрасте происходит? Я как врач, обращаю внимание, прежде всего на те внешние факторы, которые мы называем патогенными факторами, имеющими триггерное значение и запускающие развитие каких-то патологических процессов.

 

Главным патологическим процессом, с которым мы психиатры сталкиваемся у пациентов этого возраста, является атрофический процесс, который приводит пожилых людей к слабоумию, к деменции.

 

Этот процесс может начинаться по-разному, исподволь, постепенно, потихоньку, незаметно, особенно для близких родственников, у которых, как говорят, глаз замыливается. Они порой не видят уже имеющихся грубых когнитивных расстройств. В этих ситуациях и случаются те самые трагические исходы с выходом папы, мамы, бабушки или дедушки за хлебом и не возвращением его, потому что этот человек, возвращаясь из булочной, вдруг оказывается совсем в другом районе, а то и в другом городе.

 

К сожалению, в этих ситуациях родные и близкие действительно не получают от врачей, специалистов и социальных работников достаточно информации о том, как вести себя с такими пациентами, что им делать, на что обращать внимание, как ухаживать за ними, как реагировать на какие-то поведенческие, необычные проявления и так далее.

 

Атрофический процесс может возникнуть внезапно, неожиданно и сокрушительно. Фактически несколько месяцев болезни могут привести к тяжелым последствиям. «Еще в начале года мой дедушка, говорит родственник пациента, ещё читал лекции в МГУ, заканчивал свою очередную монографию, был научным руководителем трех диссертаций и блестяще выступил на каком-то международном конгрессе… А вот сейчас, осенью…Прошло каких-то несколько месяцев, а он уже не может понять, где он находится, он уже забыл таблицу умножения и абсолютно дезориентирован среди своих коллег по работе. Как будто в один момент лишился всех тех знаний, навыков и умений, которые заработал за всю свою жизнь благодаря своим усилиям в образовании».

 

Это бывает фатально, грустно и очень тяжело, особенно близким и родственникам переживать вот такое сокрушительное обрушение всех когнитивных функций. Такое бывает при болезни, которую в свое время описал Алоис Альцгеймер.

 

Рано начавшаяся болезнь Альцгеймера как раз протекает всегда вот таким злокачественным образом. Если болезнь Альцгеймера наступает чуть позже, у нас появляется шанс предупредить последствия, совершить ряд грамотных, медицинских или социально-психологических действий, которые помогли бы в значительной степени отсрочить развитие этих когнитивных симптомов и увеличить количество лет разумной жизни человека.

 

Я вернусь всё-таки к факторам, о которых я говорил в самом начале этого видеосюжета. Какие же патогенные факторы в этом возрасте могут сыграть определенную роль? Один из самых главных патогенных факторов – это гипоксия головного мозга. В этом возрасте почти всегда сосуды и артерии поражаются атеросклерозом, на их внутренней стенке появляются холестериновые атеросклеротические бляшки.

 

К сожалению, этот процесс имеет негативную прогностическую картину. Как правило, эти бляшки увеличиваются, расширяются и сужают просвет сосудов. Если этот сосуд находится в области сердца, то это приводит к ишемической болезни сердца, к инфаркту. Если сосуд находится в области мозга, то это может привести к серьезному кислородному голоданию.

 

Мы сейчас говорим не об острых нарушениях мозгового кровообращения, которые тоже достаточно часто возникают в этом возрасте, а мы говорим о

 

так называемом церебральном атеросклерозе сосудов головного мозга. Он просто-напросто делает нейроны нервной клетки голодными, они страдают, им не хватает кислорода, им не хватает питательных веществ, необходимых для функционирования, и они естественно начинают меньше и слабее функционировать.

 

Между ними начинают утрачиваться связи, гибнут так называемые синапсы – это соединение между клетками, благодаря которым нервный импульс передается из точки А в точку Б.  Этот импульс перестает передаваться, а там, где перестает передаваться импульс, там начинает нарушаться инструментальная функция интеллекта. Там нарушается запоминание, удержание информации и её воспроизведение, то есть все функции памяти.

 

Кроме этого нарушается внимание, человек становится рассеянным, он часто не понимает, что происходит вокруг него, он дезориентируется во времени, в пространстве, в собственной личности и в личности окружающих его людей. И постепенно, потихонечку этот человек начинает утрачивать функции, которые мы называем высшими корковыми функциями. Здесь могут появляться какие-то нарушения письма, нарушения речи, нарушения движений и действий или праксиса, как мы говорим, нарушение чтения и много чего еще.

 

Возвращаюсь к факторам. Я уже назвал фактор гипоксии головного мозга. Кроме этого, значительную роль в развитии психических расстройств старческого или сенильного возраста играют метаболические нарушения. Очень часто они приводят к измененной толерантности к глюкозе, что может также сказаться на функционировании нейронов и нервных клеток.

 

Метаболические нарушения приводят к снижению синтеза белка, в результате чего нервные клетки утрачивают свою питательную часть в нервной системе. Для нервной системы очень важен белок, который мы называем миелин это питательные белок, благодаря которому нервные клетки получают необходимые вещества для своего функционирования.

 

Метаболические расстройства возникают по разным причинам, но чаще всего это всё-таки возрастные нарушения эндокринной системы. К сожалению, здесь играют роль все те наши погрешности в диете, в пище. Пагубную роль играют и токсические факторы, алкогольная интоксикация и употребление какого-то большого количества лекарственных препаратов.

 

Допустим, пациент очень часто может быть на операционном столе по какой-то там другой причине. Каждый наркоз – это тоже достаточно серьезное токсическое воздействие на головной мозг пожилого человека.

 

Мы не можем здесь игнорировать и черепно-мозговые травмы, которые даже если они давно произошли, всё равно рано или поздно аукаются и это происходит как раз в сенильном возрасте.

 

Здесь могут сыграть роль абсолютно любые факторы. В старческом возрасте снижается иммунная защита, снижаются защитные свойства так называемого гематоэнцефалического барьера – это иммунный барьер, который защищает наш мозг от пагубного влияния каких-то токсических факторов, поэтому любой, даже самый банальный инфекционный процесс, какой-нибудь грипп, который пожилой человек перенес с высокой температурой, может оказаться достаточным патологическим фактором, чтобы какая-то часть нейронов погибла.

 

В результате гибели этих нейронов мы получаем дополнительное количество когнитивных расстройств и атрофию коры головного мозга, то есть люди становятся очень уязвимыми к внешним факторам, и они нуждаются в особом к себе отношении.

 

Задача близких и родственников, детей, внуков и других близких – это максимально возможное ограждение таких людей от каких-то внешних дестабилизирующих факторов. Допустим, ненужная госпитализация в больницу. Бывает и такое. Не каждая госпитализация нужна, и нерациональная госпитализация в больницу может быть достаточным фактором для того, чтобы произошло обрушение каких-то когнитивных функций. Смена привычного жизненного стереотипа, переезды, какие-то ремонты, которые происходят в квартире, какие-то серьезные жизненные перемены. Это всё тоже факторы.  

 

Увольнение в этом возрасте тоже может сыграть определенную роль. Гибель супруга или супруги и естественная ситуация одиночества, в которой оказывается такой пациент –  тоже очень часто запускает атрофический процесс.

 

Что в этой ситуации можно рекомендовать? Обращение к врачу – это самое понятное, самое естественное и самое, пожалуй, логичное действие,  которое в данной ситуации должны осуществить близкие, родственники. Такому пациенту нужно помочь найти специалиста и привести его к нему,  убедить, что это необходимо. Но этого бывает недостаточно.

 

Огромное значение имеют и различного рода психологические, психотерапевтические методики, всевозможные тренинги, в частности, тренинги когнитивных функций. Они в большом количестве проводятся сегодня специалистами в этой области в различных учреждениях.

 

В Москве есть так называемые клиники памяти, в которых специалисты занимаются как раз с этими пациентами, находящимися в додементных состояниях. Это те пациенты, у которых ещё нет процесса, но которые находятся в группе риска по развитию этого заболевания.

 

Надо с чего-то начинать,  надо к кому-то начинать обращаться, надо включать весь свой возможный ресурс для того, чтобы найти такого специалиста, привести к нему своего пожилого близкого человека и продлить дни, месяцы и годы счастливой, радостной и разумной жизни. Это вполне возможно, это реально и здесь нет ничего фатального и необратимого, если сегодня в XXI веке использовать все последние современные достижения науки.  А они, поверьте, есть.

 

©  Рассказывает Андрей Аркадьевич Шмилович, доктор медицинских наук, врач высшей категории, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова, главный врач клиники «Альтер»