Логотип сайта
Ранний детский аутизм. Когда родителям бить тревогу? Ранний детский аутизм. Когда родителям бить тревогу?

Ранний детский аутизм. Когда родителям бить тревогу?

В чем особенности психического развития детей с ранним детским аутизмом? ©  Рассказывает Андрей Аркадьевич Шмилович, доктор медицинских наук, врач высшей категории, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова, главный врач клиники «Альтер».

В детской психиатрии существует группа психических расстройств, которые в свое время были объединены ученым Лео Каннером в синдром раннего детского аутизма. Впоследствии этот синдром был назван по фамилии этого автора и называется сегодня «синдромом Каннера».
Эти расстройства описаны Каннером и нашей отечественной звездой детской психиатрии Груней Ефимовной Сухаревой, как проявления, возникающие в дошкольном возрасте у детей с особенностями психического развития.

В чем особенности психического развития детей с ранним детским аутизмом?

Во-первых, мы имеем дело с так называемыми асинхрониями развития. В норме ребенок развивается относительно гармонично, все аспекты его психической структуры, его психической организации развиваются равномерно. Одновременно развивается интеллект, память, внимание, счёт, здесь уже начинает развиваться эмоциональная сфера, сфера влечений, воли, моторики. Всё это развивается относительно гармонично и одно подтягивает другое.
Эти психические функции находят друг с другом правильные логичные взаимодействия, таким образом, формируя комплекс психической сферы, состоящий из одинаково или примерно одинаково развитых функций,  хорошо взаимодействующих друг с другом. Так вот при асинхрониях развития такого процесса не происходит.

К сожалению, в одних случаях мы видим, допустим, ускоренное развитие интеллекта или каких-то других когнитивных способностей ребёнка. Он начинает уже в год свободно и бегло читать, в 2 года он уже пишет стихи, в 3 года он демонстрирует эрудические способности в области техники или автомобилей, или инженерии, или чего-то еще.
И одновременно с этим у этого ребенка происходит очевидное недоразвитие функций эмоций, аффекта, чувств, сопереживания. Они превращаются в таких хмурых, холодных, гипоэмоциональных маленьких старичков, хорошо разбирающихся в какой-то сфере знаний, высокомерно относящихся ко многим сверстникам и даже лицам старше себя. И таким образом превращаются в необычных детей.

Да, эти дети действительно необычные

Но это совсем еще не означает, что эти дети страдают ранним детским аутизмом. Мы говорим о синдроме Каннера в том случае, когда ребёнок перестаёт общаться со своими сверстниками, замыкается и уходит в мир своих фантазий.
При раннем детском аутизме контакт с ребенком очень затруднителен. Такому контакту может препятствовать неумение ребенка распознавать эмоции, допустим, своего собеседника по выражению лица. У ребёнка в принципе нарушен контакт с реальностью вокруг него, и очень часто он погружен в ту самую фантастическую реальность, которую формирует сам в своем сознании.

В этой его внутренней фантастической реальности всё может быть принципиально не так, как в реальности внешней. И при столкновении этих двух реальностей ребёнок выбирает, конечно же, внутреннюю реальность, потому что там он себя чувствует хозяином положения, абсолютно комфортно, там ему не нужно ни с кем устанавливать какие-то компромиссные взаимодействия, и там всё мирно и атравматично.

Декомпенсация болезни

Стоит только ребенка поместить в ситуацию, допустим, социального окружения в обычной школе,  где дети ведут себя совсем не так, как он, где у детей совсем другие интересы и манера общения и так далее. Здесь и происходит декомпенсация этой болезни. Ребенок демонстрирует тяжелую школьную неуспеваемость, оказывается подвержен так называемому буллингу со стороны сверстников. И если это ещё сопровождается недостаточным пониманием болезненности этого состояния со стороны учителя, педагога или не дай бог родителей, то ребёнок тогда вообще оказывается один со своей бедой.

Один на один со своей бедой

Мало того, что он оказывается один со своей бедой, особенность его состояния в том, что он о своей беде собственно и рассказать не может никому. Поэтому родители детей с особенностями психического развития, у которых развиваются вот такие проявления, такие симптомы раннего детского аутизма, должны в этой ситуации быть максимально объективными насколько это возможно.

Мы прекрасно понимаем критические реакции родителей в ответ на подобного рода диагностические заключения со стороны детских психиатров. Они возмущаются, они кричат: вы ничего не понимаете, это просто талантливый, гениальный ребёнок, ему не нужна никакая помощь, у него всё будет в порядке, ему просто нужно создать соответствующие условия.

Эти родители действительно проделывают колоссальный, огромный труд для того, чтобы обеспечить ребенку вот эти особые условия. Они находят для него какую-то особую школу, переводят его на индивидуальное обучение или что-то ещё. Но, к сожалению, в этой ситуации всё равно эффективность этих мероприятий оказывается недостаточной.

Ранний детский аутизм, который в дальнейшем остается болезненным состоянием, можно назвать психической болезнью. Эта психическая болезнь входит в структуру так называемых расстройств аутистического спектра.

Почему сегодня так называют эту группу болезней?

Потому что оказалось, что ранний детский аутизм очень разнообразен и протекает совсем по-разному.
Если это действительно болезненное состояние, как я уже сказал, и в группу так называемых расстройств аутистического спектра может входить и так называемый атипичный аутизм. Это тот, при котором у детей появляются уже какие-то явные, очевидные симптомы психической болезни.  Они могут заговариваться, они могут разговаривать сами с собою, они могут говорить о галлюцинациях, которые видят или слышат. Они могут демонстрировать проявление бредовой настороженности по отношению к своим сверстникам, близким и родным.

Всё это может внешне напоминать явление обычных детских фантазий, когда дети заигрываются, превращаясь в пиратов, в Золушку или кого-то ещё, в какого-то героя мультфильма или сказки. Но в данной ситуации это не просто превращение в такое лицо, это полное перевоплощение, и вернуть ребенка из этого состояния бывает практически невозможно обычными увещеваниями.

Ждать ни в коем случае нельзя

Ребёнок продолжает жить своей жизнью, годы идут и вот здесь время, к сожалению, играет не в нашу пользу. Ждать здесь ни в коем случае нельзя. Авось пройдет, авось вот сейчас с годами само по себе выровняется, наладится, природа всё равно всё выстроит в нормальный хороший гармоничный вид… Нет!
Потеря времени, каждый год без лечения оставляют всё меньше и меньше шансов ребёнку на то, чтобы вырасти естественным, нормальным, гармоничным человеком. Поэтому, прежде всего, родители должны бить тревогу с самого начала, как только видят эти симптомы, как только видят проблемы с коммуникацией у таких детей, как только видят, что с этими детьми невозможно установить нормальный контакт.

В данной ситуации лучше перестраховаться

Да, вы не уверены, да, вы не считаете, что это детский аутизм или что это болезненное состояние у вашего ребёнка. Но если есть какие-то изменения в поведении, на которые обращают внимание педагоги, ваши родственники или кто-то ещё, не игнорируйте эти вещи. Сходите хотя бы один раз на консультацию врача-психиатра или психотерапевта, детского врача-психиатра и психотерапевта.

Даже если это окажется не ранний детский аутизм, это прекрасно,  это очень хорошая новость и повод для того, чтобы радоваться.

В любом случае врач психиатр или психолог поможет вам понять и разобраться с тем, почему у ребенка в той или иной ситуации возникают проблемы или сложности, и тогда, допустим, эту невротическую ситуацию вы тоже сможете решить с помощью таких специалистов.


Photo by Jordan Whitt on Unsplash  


Мы в социальных сетях