Шизофрения, 1 ч. История заболевания, классификации, распространенность

Логотип сайта
Шизофрения, 1 ч. История заболевания, классификации, распространенность Шизофрения, 1 ч.  История заболевания, классификации, распространенность

Шизофрения, 1 ч. История заболевания, классификации, распространенность

Андрей Аркадьевич Шмилович, доктор медицинских наук, врач высшей категории, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова, главный врач клиники «Альтер» 

Мы начинаем цикл статей, посвящённых такому достаточно распространенному психическому заболеванию, как шизофрения. Начнем с истории, с истоков, с того, как и когда возникло учение об этом заболевании, кто создал концепцию шизофрении, как в дальнейшем она развивалась в мире, что на это влияло, какие существуют на сегодняшний день классификации этого заболевания, и как они изменяются.

Мы поговорим о распространённости этого заболевания – об эпидемиологии, о том, какое количество людей болеет, как эта цифра определяется, от чего она зависит, поговорим о вводных исторических параллелях.

История шизофрении

История шизофрении берёт своё начало в 1911 году. Именно в этот год вышел в свет один из самых известных трудов в области психиатрии под названием «О схизофрениях». Его автор – швейцарский психиатр Эйжен Блёйлер, он создал концепцию, работая в психиатрической клинике университета в Цюрихе. Мы понимаем, что подобного рода концепции в медицине возникают крайне редко и, как правило, этому всегда предшествуют какие-то другие открытия, порой не менее грандиозные и значимые.

Обращаясь к историческим фактам, можем вспомнить психиатров 19 века. Так, Эмиль Крепелин в конце 19 века описал dementia praecox – так называемое раннее слабоумие, как клиническое проявление будущей шизофрении.

Сегодня мы прекрасно понимаем, что эта болезнь никакого отношения к термину «слабоумие» не имеет, потому что у этих больных, к счастью, интеллекта меньше не становится. Об этом мы будем говорить очень подробно в последующих наших видеосюжетах, посвящённых клинической картине заболевания.

Так вот, заслуга немецкого психиатра Эмиля Крепелина была в том, что он смог ещё до Эйжена Блёйлера объединить симптомы разных болезней, о которых психиатры тогда уже знали. Это такие болезни, как кататония, гебефрения, паранойя. Он объединил их по принципу единого исхода.

Крепелин обнаружил, что все пациенты с этими, на первый взгляд, разными состояниями в конечном итоге быстро заканчивают, к сожалению, довольно однотипными состояниями. И заслуга Блёйлера заключалась в том, что последствия этих отдалённых состояний он объединил под общим термином, который назвал «схизис» – в переводе на русский язык означает «расщепление». Термин «схизофрения» так и переводится, как «расщепление психики», «расщепление души». Именно этот термин стал для Блёйлера главным концептом, позволившим ему создать в то время концепцию этого

Итак, два ключевых исторических события в психиатрии рубежа 19 – 20 веков: Блёйлер – схизис – расщепление души и крепелиновское объединение разных форм психических расстройств под единым названием «раннее слабоумие».

Дальнейшее развитие учения о шизофрении

Дальнейшее развитие учения о шизофрении претерпевало много кризисных периодов, одновременных взлетов и падений. Они были связаны с тем общественным, социальным, а иногда и политическим резонансом, который возникал вокруг концепции и диагноза «шизофрения», особенно в тех случаях, когда этот диагноз оказывался у кого-то из известных людей, исторических личностей, влияющих так или иначе на судьбу страны, а порой даже и на судьбу человечества.

Это заболевание, к сожалению, моментально стигматизировалось обществом. Пациентов с шизофренией сразу же превращали в нечто страшное, опасное, ужасное, заразное, фактически приближённое к проказе, с попытками каким-то образом изолировать, закрыть, прекратить с ними какой-либо контакт, с формированием бедламов, жестких условий пребывания этих пациентов и так далее.

Одновременно с этим мы знаем и периоды расцвета гуманных проектов в отношении пациентов, страдающих шизофренией, периоды с высокой реабилитационной активностью, связанной с закрытием многих психиатрических больниц и с расширением сферы внебольничной психиатрической помощи.

Где-то в 60–е годы произошел довольно серьезный кризис в психиатрии, он был связан с тем, что те лекарственные препараты, которые появились в середине 20 века, вначале дали вроде бы хороший результат, но в конечном итоге практика показала, что тех чудодейственных лекарственных свойств, которые ожидались, к сожалению, не произошло. На какое-то время этим лекарствам удавалось изменить ситуацию, уменьшить симптомы, облегчить страдания и нормализовать поведение больных, но потом всё возникало вновь. Это разочарование, этот кризис привели к тому, что психиатрия оказалась в загоне.

В эти годы в некоторых странах психиатры подвергались гонениям, возникли довольно серьезные антипсихиатрические течения, среди которых, пожалуй, наиболее известным стала сектантская организация под названием «Сайентологическая церковь». Адепты-сайентологи основные свои критические копья метали как раз в адрес психиатров, говоря о том, что именно эти специалисты, вмешиваясь в психику человека своими лекарственными препаратами, полностью ее уничтожают, внедряясь в божественное начало, которое не должно быть доступно человеку. К счастью, это тоже прошло.

Очередной виток в развитии учения о шизофрении

К 70–80-м годам произошел очередной виток в развитии учения о шизофрении, в развитии концепции Блёйлера. Это были годы появления новых лекарственных препаратов, антидепрессантов, нормотимиков.

В начале 90-х появляются так называемые атипичные нейролептики – это уже практически современная психофармакотерапия. Здесь мы вновь видим, как расцветает психиатрия, как ослабевают все эти антипсихиатрические атаки, как открываются новые психиатрические центры, проводится большое количество конгрессов, конференций, появляются новые журналы, новые направления в науке.

Шизофрения становится вновь заболеванием №1 для всех психиатров и ученых всего мира, потому что именно это заболевание – самое главное, самое важное для нас, потому что именно с этим заболеванием мы работаем больше и чаще всего. Именно это заболевание, к сожалению, поражает людей достаточно молодого, трудоспособного возраста, восстановление которых невероятно важно не только в отношении конкретного человека или его окружения, но и в отношении государственной политики в целом.

Шизофрения становится вновь заболеванием №1

Сегодня в 20-х годах 21 века это заболевание по-прежнему остается в нашей классификации, в международной классификации болезней 10-го пересмотра. Это заболевание остаётся в определённых диагностических границах, у нас есть облигатные или обязательные симптомы, которые мы обязаны выявить и описать, чтобы аргументировать свой диагноз. У нас сегодня есть биологические корреляты, биологические подтверждения того, что происходит с психикой человека и, прежде всего, с его мозгом во время этого заболевания.

У нас есть много психологических тестов, которые позволяют определить специфические изменения психики, происходящие при этом заболевании. Ну и самое главное, у нас есть колоссальный арсенал лекарственных средств и новых реабилитационных технологий, психосоциальной, профессиональной реабилитации, которые позволяют нам с большим оптимизмом смотреть в будущее, продолжать изучать и лечить пациентов с таким серьёзным, тяжелым, сложным и загадочным заболеванием.

Эпидемиологии шизофрении

Говоря об эпидемиологии шизофрении, мы должны иметь в виду, что определить распространенность заболевания очень непростая вещь.

Во-первых, показатели распространенности тесным образом связаны с показателем выявляемости этого заболевания, а он во многом зависит от той диагностической парадигмы, которая существует в конкретной стране, в конкретном уголке мира.

Чтобы говорить о распространённости болезни во всём мире, мы должны найти какой-то общий знаменатель. К сожалению, определить его абсолютно точно нельзя, потому что до сих пор в отношении шизофрении в разных странах и на разных континентах есть своя индивидуальная, специфическая, национальная концепция. Все продолжают относиться к концепции Блёйлера как к чему-то фундаментальному, но развитие этой концепции у каждой психиатрической школы идёт в разных направлениях.

Получается, мы берём «среднюю температуру по больнице», но иногда этот показатель тоже важен и полезен для каких-то оценочных суждений. Получается, в каких-то странах данные о распространенности этого заболевания примерно 0,2 – 0,4 %. В других странах мы видим показатели 6 – 10%.

Такой разброс данных связан не с тем, что в какой-то стране заболевают шизофренией больше, а в другой меньше. Это связано с двумя параметрами: первое – в одной стране диагностические границы шизофрении очень узкие, поэтому в них не попадает большая часть больных. В другой стране они слишком широкие, поэтому в них попадает большая часть пациентов, не страдающих шизофренией, а из других диагностических рубрик. Необходимо усреднить эти диагностические границы, чтобы посмотреть, сколько же пациентов на самом деле.

Вторая причина связана с выявляемостью заболевания. В одной стране пациентов с шизофренией выявляют в меньшей степени, потому что они гораздо реже оказываются в поле зрения психиатров, а в другой стране, где достаточно жесткие, табуированные, поведенческие нормы, и любое отклонение от нормы может привести пациента на прием к психиатру, и там, соответственно, этих пациентов оказывается больше.

Выводы

Объединяя все эти аспекты, все эти факторы в единое целое, перемешивая и включая максимальные возможности математической статистики, мы получаем эту самую единицу 1%. Сегодня мы можем говорить о том, что с некоторыми погрешностями 1% населения Земного шара страдает этим заболеванием.

С моей точки зрения, достаточно высокая распространенность, она значительно выше, например, чем многие заболевания, с которыми встречаются терапевты. Но нельзя сказать, что это какая-то цифра, говорящая об эпидемии.

Аспект изменения распространённости

Еще очень важный момент, который нужно отметить в нашем текущем видеосюжете – это аспект изменения распространённости.

Можем ли мы говорить о том, что распространенность этого заболевания меняется в зависимости от каких-то макросоциальных факторов? Я имею в виду исторический контекст. За эти годы случились две мировые войны, которые не могли не сказаться на психике человечества, несколько экономических кризисов, один из которых, как говорят экономисты, идёт сейчас, серьёзные локальные войны и конфликты, которые могли перевернуть представления о жизни, смерти, об отношениях людей.

Мы можем говорить о том, что в историческом аспекте на психику людей могли повлиять события, происходившие в области науки, научно-технического прогресса, появления электронных портативных систем, возможность уйти в виртуальное общение. Словом, много таких факторов, которые могли бы повлиять на распространенность шизофрении. Ответ наших эпидемиологов-специалистов: нет.

На сегодняшний момент не существует достоверных и убедительных данных, что этот 1% распространённости болезни каким-то образом изменился за 100 с лишним лет. С 1911 по 2020 год он остался неизменным, а значит, этот факт лишний раз подтверждает главную гипотезу о происхождении этой болезни, которая связана с генетикой, с наследственностью, с биологической предрасположенностью к её развитию, и не имеет ключевого принципиального отношения к каким-то внешним факторам происхождения этого заболевания.

Мы готовы вам помочь

Эта информация может быть интересна и полезна не только нашим пациентам, их родственникам, но и тем людям, кому небезразлична эта тема, и которые переживают за пациентов, находящихся где-то рядом с ними, и которые, получив эту информацию, будут готовы помочь этим людям своевременно обратиться за психиатрической помощью и начать лечение. Мы готовы вам помочь.



Мы в социальных сетях