Шизофрения, 4ч. Влияние социально-демографических факторов на проявление болезни

Логотип сайта
Шизофрения, 4ч. Влияние социально-демографических факторов на проявление болезни Шизофрения, 4ч.  Влияние социально-демографических факторов на проявление болезни

Шизофрения, 4ч. Влияние социально-демографических факторов на проявление болезни

© Рассказывает Андрей Аркадьевич Шмилович, доктор медицинских наук, врач высшей категории, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова, главный врач клиники «Альтер».

Много вопросов вокруг типологии шизофрении

В мировой психиатрической науке и практике до сих пор остается очень много вопросов вокруг типологии шизофрении, описания ее клинических проявлений. Психиатры разных стран при встречах на международных конгрессах, различного рода консилиумах, крупных семинарах, обращают внимание на то, что описания далеко не всегда совпадают. И эти противоречия, эти разночтения у одних и тех же, казалось бы, проявлений болезни, но в разных странах, у разных людей, у разных народностей, у людей разного возраста, разного пола и так далее, приводят к некоторому замешательству. Если мы возьмем другую область медицины, например, кардиологию, хирургию, онкологию, гематологию, то в целом такого значительного разночтения не наблюдается. В чём же дело, почему?

Прежде всего, это связано с тем, что психиатрия, особенно та ее область, которая занимается шизофренией, является одной из самых сложных и самых тяжёлых, с точки зрения прогноза заболевания.

Психиатрия всё-таки лежит не только в биологическом поле наук о человеке, но и тесным образом связана и пересекается с социальными и психологическими факторами. Эта болезнь, о которой мы сегодня говорим, имеет, прежде всего, биологическое происхождение, связанное с какими-то наследственными, генетическими факторами. Эта болезнь, начавшись в определённом возрасте, начинает себя проявлять по-разному.

Мы говорим о том, что это связано с тем, что передается по наследству. Не симптомы болезни, не её проявление в поведении, в речи, в эмоциях, в делах человека, передаётся именно предрасположенность к этому заболеванию.

Сама же болезнь, в ее уже тонких проявлениях определяется, прежде всего, социальными и психологическими факторами.

Социальные факторы

Я бы хотел немножко поговорить как раз о социальных факторах, которые сопутствуют этому заболеванию, и не просто сопутствуют, но существенным образом влияют на него, как мы говорим патопластически. То есть влияют на то, как оно будет проявляться, насколько будет тяжелым, насколько продолжительным. Будут ли при этом заболевании ремиссии или интермиссии, то есть периоды улучшения состояния или даже выздоровления. Будут ли продолжительными приступы. Будут ли в этих приступах депрессивные и маниакальные или какие-то другие галлюцинаторные или бредовые симптомы, и так далее, и тому подобное.

Это очень важный аспект, поскольку для оказания помощи таким пациентам нам чрезвычайно важно как раз учитывать эти социальные факторы, прежде всего, в реабилитационном процессе.

Конечно, в основе лечения этой болезни лежит назначение лекарственных препаратов, у нас сегодня довольно большой арсенал медикаментов, способных подавить те патологические изменения в головном мозге, которые вызывают проявление болезни. Но этого оказывается недостаточно. Обязательно используется психотерапевтическая и социальная реабилитационная помощь.

Эта помощь тесным образом связана с теми социальными факторами, которые принимали участие в развитии болезни и ее обострении. Давайте разберем эти факторы.

Во-первых, возраст. Мы всегда говорим о том, что в разные годы болезнь проявляется по-разному. Чем раньше она начинается, тем более злокачественно и более тяжело протекает, тем хуже прогноз.

Возраст. Чем позже болезнь начинается, тем она протекает благоприятнее

Иногда так называемые поздние формы развития шизофрении проявляются, как мы говорим, латентно, то есть скрытно. И могут быть столь минимальны, что пациент никаким образом не обнаружит их в своем поведении, в своем окружении, если к ним пристально не присматриваться. В общем, он так и не окажется в поле зрения врача-психиатра.

Болезнь может начаться в разные годы, диапазон возраста, в котором мы наблюдаем манифестацию процесса, можно разбить от 3-х до 80 лет. Хотя этих крайних случаев слишком раннего или слишком позднего начала болезни можно набрать буквально единицы, и далеко не всегда в этих случаях удается однозначно его подтвердить. Тем не менее, такие больные бывают.

Чаще всего всё-таки возраст начала болезни мы регистрируем приблизительно в постпубертате, то есть приблизительно в промежутке 17–25 лет. Это самый горячий период, и здесь пик заболеваемости.

Как правило, болезнь, начавшаяся в детском, допубертатном возрасте, не может проявить себя в полном объеме, как это бывает у взрослых. Это объясняется тем, что у детей просто пока еще не развиты до конца психические сферы. Они, заболев этим заболеванием, не могут изложить свои переживания в таком виде, в котором это могут сделать взрослые пациенты. И поэтому нам часто приходится только лишь догадываться о том, что же переживают заболевшие дети.

Мы знаем, что у них крайне редко бывают настоящие, глубокие, как мы говорим, экзистенциальные депрессии, которые часто проявляются как раз уже в зрелом возрасте, и даже после 25 лет.

У них практически не бывает бредовых состояний, а если бывает, то в такой своеобразной, фантазийной, сказочной форме, что их очень сложно отдифференцировать в детском возрасте от так называемых бредоподобных фантазий. То есть мы сталкиваемся со склонностью детей к фантазированию, все дети что-нибудь придумывают, но ребёнок, который заболел шизофренией, в этих фантазиях начинает очень активно застревать и продолжает находиться в них днями, неделями, месяцами, и вытащить его из этих фантазий практически невозможно. Он в них залипает полностью и окончательно. Он переносит эти фантазии в свою реальную жизнь, он начинает называть другим именем себя, своих близких, родных, родителей, именует персонажами собственной фантазии, взятой за основу из какого-то мультфильма или книги.

И мы начинаем предполагать, что эта фантазия уже выходит за рамки нормального детского переживания и начинает становиться похожей на то, что у взрослого называлось бы бредом.

Кататонические состояния

У детей чаще возникают так называемые кататонические состояния. Это довольно сложный синдром, в его основе лежит повышение мышечного тонуса, в основном этот тонус повышается в мышцах сгибателей, за счёт этого дети частенько становятся возбужденными. Это возбуждение возникает спонтанно, внезапно, без каких-то внешних факторов. Неожиданно дети становятся импульсивными, агрессивными или аутоагрессивными, в их речи начинается полный хаос или этой речи нет вовсе, и мы говорим о феномене так называемого мутизма, когда речь просто отсутствует.

Иногда мы обращаем внимание на то, что движения в рамках этого кататонического синдрома оказываются стереотипными, когда ребёнок начинает повторять одно и то же действие много-много раз, не останавливаясь, и оторвать его от этого действия бывает невозможно.

В речи тоже возникают так называемые стереотипии, когда ребенок повторяет одно и то же слово, одну и ту же фразу. Вначале это кажется капризом ребёнка, который постоянно талдычит: купи мне конфету или что-то ещё, а потом мы начинаем видеть, что речь идет уже о каком-то явно болезненном симптоме, который проявляется в речи вот такими стереотипиями.

В рамках этого же состоянии у детей появляются эхо симптомы. Они, как бы передразнивая окружающих, начинают повторять за ними различные слова – это эхолалия или различные действия.

В этих повторениях тоже нет какого-либо смысла, они не насыщены эмоциями, видно, что они не включаются в структуру какой-то детской игры, что они также спонтанны и необъяснимы в своём развитии. Вот такие формы бывают преимущественно при шизофрении, которая начинается в детском возрасте.

Если мы возьмем пожилой, инволюционный возраст от 60 и выше, в начале заболевания мы получаем, как правило, бедную симптомами клиническую картину. Там переживания пациентов имеют малый размах, они лишены какой-то фантасмагоричности, в них нет грубой вычурности и разлаженности психики.

Очень часто, если мы говорим о бредовых переживаниях, речь идет о бреде ущерба, бреде отношения к своим родственникам и так далее. В этом варианте болезни мы нередко наблюдаем аффективные периоды, они связаны со сложностями в отношениях с родственниками.

Если мы узнаём, что заболевание развилось в среднем возрасте, наиболее типичном для начала этой болезни, то мы видим, как правило, самые яркие картины болезни, они проявляются всем спектром психических расстройств, характерных для этого заболевания: тут и аффективные, и депрессивные нарушения, и маниакальные состояния, здесь в полном объеме мы можем наблюдать развитие галлюцинаторных, бредовых состояний, галлюцинаторно-бредовых синдромов или аффективно-бредовых синдромов.

Пациенты, у которых болезнь началась в этом возрасте, как правило, проявляют её достаточно бурно, и это очевидно для окружающих. Болезнь проявляет себя большим количеством довольно тяжелых поведенческих эксцессов, с точки зрения социальных последствий.

Как правило, пациенты, у которых болезнь начинается в среднем возрасте, попадают в поле зрения врачей-психиатров и оказываются в психиатрическом стационаре с яркими проявлениями своего первого психоза.

Как болеют мужчины и женщины?

Болезнь по-разному проявляет себя у мужчин и женщин. В этом смысле мы можем говорить, прежде всего, о ключевой разности гендерных психологий.

Совершенно очевидно, что у мужчин шизофрения протекает с преобладанием идеаторных нарушений, то есть связанных с ошибками суждений, с бредовой симптоматикой. Мужчины внешне менее экспрессивны в своем поведении, чем женщины, поэтому им удается довольно длительное время держать в себе эти переживания и скрывать их от окружающих. Так что окружающие долгое время не видят этого. В этой связи шизофрения у мужчин демонстрирует себя со значительным опозданием от своего начала, и соответственно с этим же опозданием они получают и первое лечение.

Чем дольше болезнь течёт без лечения, тем хуже её прогноз. И с этим связывают худший прогноз этого заболевания у мужчин, чем у женщин.

У женщин, в силу их эмоциональности, экспрессивности, яркости в поведенческих проявлениях в принципе, болезнь естественным образом также проявляется гораздо ярче. Соответственно женщины начинают лечиться раньше, чем мужчины, они получают больше шансов на хорошую продолжительную ремиссию или даже на выздоровление, поэтому прогноз шизофрении в этом плане у женщин лучше.

Другие демографические факторы

Есть много исследований, которые посвящены изучению влияния других демографических факторов на клиническую картину заболевания. В частности, национальность, народность, особенности вероисповедания, менталитет тех или иных людей, экономические факторы и много-много чего еще.

В этих исследованиях много выводов, которые, с точки зрения большинства психиатров, мягко говоря, некорректны и недостаточно доказательны. Всё дело в том, что психиатрическая служба в различных регионах земного шара организована по-разному, по-разному видят эту болезнь и психиатры разных стран.

Существует много различных научных школ, которые устанавливают совершенно разные границы этого заболевания. Да, есть международные классификации болезней, которые пытаются унифицировать критерии шизофрении, но в психиатрии очень большой диапазон мнений, поэтому говорить о большей или меньшей распространенности заболевания в той или иной стране, или в той или иной широте, долготе, говорить об этом можно с большой долей осторожности.

Мы можем также гипотетически предположить, что, допустим, у северных народностей, у которых темперамент не такой бурный, как у южан, болезнь проявляет себя с минимальным количеством симптомов. В их поведении мы не видим или редко видим какие-то серьезные, тяжелые, прежде всего, аффективные проявления болезни. У южных народностей с бурным темпераментом эта болезнь сразу себя показывает.

Эпидемиологические исследования в психиатрии очень тяжело провести в разных странах, в разных регионах, с точки зрения медицинской, человеческой этики, прежде всего. Кроме этого, выводы, которые могут быть сделаны по результатам таких межнациональных исследований, сами по себе могут нести довольно серьезную опасность, с точки зрения не только этической, но и политической, поэтому мы стараемся всё-таки избегать подобных суждений.

Шизофрения не выбирает особенных людей

Я, как психиатр, имеющий определенный опыт, готов подписаться под суждением, что шизофрения не выбирает каких-либо особенных людей. Она может начаться у человека с высоким или низким уровнем образования, с высоким или низким интеллектом, с высоким или низким доходом. У этой болезни нет предпочтений, и мужчины, и женщины болеют приблизительно в равном удельном весе.

Эта болезнь проявляла себя в разные годы, вне зависимости от каких-либо культуральных, этнических особенностей той или иной народности. Я думаю, что лечение тоже базируется на каких-то одних и тех же принципах, известных психиатрам всего мира, фармакологических, психологических, но при этом вот эти социально-демографические особенности клинической картины болезни должны учитываться.

Большую роль в том, чтобы эти факторы учитывались, играет дополнительное сопровождение лечебного процесса со стороны психолога. Очень важно в работе с такими пациентами оказывать комплексную медицинскую, психологическую помощь, и лучше, если эта помощь оказывается в таком комплексном виде с самого начала.

Я рекомендую вам не стесняться и обращаться к специалистам такого профиля, которые готовы предложить помощь, поскольку в данной ситуации время играет не на пользу пациента.

Чем раньше вы обратитесь за помощью при возникновении этой болезни, тем лучше.


Мы в социальных сетях