Шизофрения, 5 ч. Психология заболевания

Логотип сайта
Шизофрения, 5 ч. Психология заболевания Шизофрения, 5 ч.  Психология заболевания

Шизофрения, 5 ч. Психология заболевания

© Рассказывает Андрей Аркадьевич Шмилович, доктор медицинских наук, врач высшей категории, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова, главный врач клиники «Альтер».



Сегодня я хотел бы затронуть важный аспект, касающийся не только самих пациентов, страдающих этим заболеванием, но и их окружение, их семьи, – это аспект психологии болезни, которая затрагивает всех, кто в большей или в меньшей степени имеет какое-то отношение к пациенту и для кого этот пациент небезразличен.

Прежде чем начать говорить на эту тему, лишний раз подчеркну, что болезнь в своей основе имеет биологическое происхождение, что это заболевание возникает в результате физиологических сдвигов в функционировании и в анатомии головного мозга.

По сути, мы имеем дело с неким микроневрологическим процессом в нейронах головного мозга, который детерминирован генетически и до конца еще не изучен, и который нужно лечить, прежде всего, такими же биологическими средствами, то есть преимущественно лекарственными препаратами.

Так как эта болезнь проявляет себя, в отличие от заболеваний другого профиля, прежде всего, в жизни, в поведении, мы не можем не касаться и вопросов психологии этого заболевания. И, прежде всего, двух аспектов.

Во-первых, это характерологический, личностный аспект. Как эта болезнь проходит через личность человека, как искажает её в фактическом виде и в ее проявлениях, в поведении.

Второй аспект – это реакция на болезнь самого заболевшего, и как это может сказываться в дальнейшем на клинической картине и на том, будет или не будет пациент лечиться. Это очень важный момент.

Начнём с вопросов личностных, характерологических

Врачи-психиатры, собирая анамнез у пациентов с шизофренией, много внимания уделяют периоду жизни, который называют преморбидом. Это слово состоит из двух частей: morbus – болезнь, «пре» – «до». Соответственно преморбид – это период до начала болезни, когда человек ещё был здоров, когда он рос, развивался, учился в школе, поступал в институт, женился, выходил замуж и так далее, когда внешне в его проявлениях не было никаких болезненных, психопатологических проявлений.

Однако мы, изучая этот период жизни человека, стараемся определить, какой тип личности, темперамент, волевой ресурс был характерен для этой индивидуальности. Для чего нам это нужно? Чтобы понять, как болезнь повлияла на эту личность, на её структуру и динамику, как она её исказила или не исказила, понимать, в какую сторону нам нужно эту личность возвращать. Это непростой, но чрезвычайно важный, с реабилитационной точки зрения, процесс психологической коррекции.

Если видим, что эта личность, например, в своих преморбидных проявлениях была истерической, если в ней было много ярких, демонстративных форм поведения, то болезнь в значительной степени остужает эту эмоциональную экспрессию. Мы видим, что демонстративность так или иначе остаётся, и именно с такой демонстративностью наш пациент описывает свои переживания, которые на самом деле уже связаны с болезнью и так далее. Но эта былая яркость, театральность тускнеет и становится стереотипной, однообразной, маловыразительной.

Или мы видим, например, личность с преобладанием эпилептоидных, эксплозивных черт характера. Человек отличался гиперответственностью, брутальностью в своих делах, любил командовать, руководить, управлять и демонстрировал высокий волевой потенциал, шёл прямо, не сворачивая со своего пути и не замечая препятствий. Заболев шизофренией, такой человек начинает терять уверенность в своих силах, становится тревожным, нерешительным, робким, застенчивым, в нём проявляются черты прямо противоположные тем, которые были у него когда-то. Утрачивается мотивация, садятся батарейки, снижается энергия в его аккумуляторах, и он становится все более пассивным, вялым, адинамичным.

Например, преморбид психастеника, тревожно-мнительного, склонного к различным обсессиям, навязчивостям, повторениям, неуверенного в себе, нерешительного и так далее. Психастеник заболевает шизофренией, и у него развивается параноидный синдром, в центре переживаний которого какая-нибудь идея фикс. Например, идея преследования.

Пациент начинает бороться со своими преследователями. Вдруг, откуда ни возьмись, у него появляется невероятная, недюжинная энергия, он проявляет себя прямо противоположным образом, начинает преследовать своих преследователей, он устанавливает большое количество каких-то защитных экранов и так далее. Он становится сутяжным, много пишет, открывает двери чиновников ногой. То есть мы видим изменения личности, которые болезнь производит с человеком.

В связи с таким изменением личности, безусловно, очень важным для реабилитолога в области ментального здоровья является как раз выстраивание реабилитационного маршрута. Для каждого человека он должен быть индивидуален, так как каждый человек по-своему реагирует на болезнь, и вот это второй аспект – реакция личности на болезнь, как раз и оказывается ключевым, с точки зрения так называемого комплаенса.

Комплаенс

Комплаенс – этот термин мы используем, чтобы определить насколько пациент осознает необходимость выполнения врачебных рекомендаций, насколько он их выполняет, не нарушает ли их.

Мы часто сталкиваемся как раз с несоблюдением режима терапии. Пациент, формально согласившись с необходимостью пить лекарства, тут же, выйдя из кабинета, выбрасывает эти лекарства в урну, считает себя здоровым и не видит в своей болезни ничего патологического. Это и есть та самая реакция той самой личности, которая сформировалась из-за этой болезни на эту болезнь, и её отрицание – по-другому анозогнозия.

В этой ситуации приходится для достижения каких-то эффектов не просто уговаривать, заставлять или принуждать больного принимать те или иные лекарственные препараты, но и попытаться всё-таки скорректировать этот нон-комплаенс, а это иначе, чем через какие-то личностно-ориентированные психотерапевтические воздействия, сделать просто невозможно.

Мы пытаемся установить с таким пациентом определённый психотерапевтический альянс, выйти на его волну, получить в этом альянсе определенное доверие пациента, почувствовать в этом содружестве аффективный резонанс, и тогда всё-таки удается выстроить доверительные, партнерские отношения с пациентом, в структуре его личности, его психологической драмы, в которых мы добиваемся комплаентных отношений.

Семейное окружение

Оно играет колоссальное значение для того, чтобы лечение стало эффективным. Давно замечено, что отсутствие семейного окружения или наличие негативного отношения к пациенту в кругу семьи в большей степени и чаще приводит к плохому исходу заболевания.

Понимание того, что это болезнь, а не какой-нибудь каприз, который нужно выбивать плеткой, искреннее сочувствие к пациенту, а не формальная, холодная опека, сдерживание каких-то собственных негативных эмоций, раздражения, недовольства тем, что активный, любознательный, доброжелательный, эмоциональный в прошлом человек, вдруг становится холодным, безынициативным, вялым и пассивным.

Всё это достигается, прежде всего, благодаря определенным настойчивым, трудоемким психологическим воздействием – это мы называем психологической коррекцией шизофрении, и не только самой болезни, но и, прежде всего, личности больного шизофренией. Мы ни в коем случае не должны говорить об этом заболевании, как о каком-то ластике, который полностью стирает лицо человека и делает его безличностным, лишенным каких-то нюансов и специфики.

Как болезнь накладывает отпечаток на личность

Наша задача найти личность под этим отпечатком, вытащить её самые сильные стороны и использовать их в психотерапевтической работе, направить их на борьбу с болезнью, настроить пациента на то, что эта болезнь что-то чуждое для него, от которой его должен избавить не только врач, но и он сам. Он сам должен работать с симптомами этой болезни, выгоняя из головы ненужные мысли, устраивая в своей душе определённую чистку, понимая, что это невозможно без медицинской помощи и лекарственных препаратов и так далее.

Этот настрой, мотивация на выход из состояния, связанного с последствиями психоза, – это и есть психологическая работа, которой занимаются психологи и психиатры в рамках своей психотерапевтической деятельности. Не забывайте про это.


Мы в социальных сетях