+7 (495) 151-84-87

г. Москва, м. Кропоткинская

Рекуррентное депрессивное расстройство

Рекуррентное депрессивное расстройство

18 мая, 2022

Следующая статья

Рекуррентное депрессивное расстройство

Это хроническое  заболевание, затрагивающие аффективную сферу. Заключается в периодическом ухудшение состояния и ухудшения депрессии, которые длятся от 2‑х недель до нескольких месяцев.

Часто  ухудшение состояния привязано к какому-то сезону или времени года

Как и любое заболевание рекуррентное депрессивное расстройство  характеризуется разной степенью тяжести: от легких состояний (“сезонная хандра”), когда человек засыпает вместе с природой, чувствует себя вялым, не выспавшимся, хмурым; до  выраженных тяжелых состояний, требующих интенсивного лечения, иногда в психиатрических больницах.

Чаще всего депрессивное  состояние имеет не только сезонную зависимость, но и зависимость от времени суток. Хуже всего человек себя чувствует утром, а к вечеру или обеду, во второй половине дня, замечает, что его “отпускает”. Когда приходит время ложиться спать обычно пациенты говорят, что жалко тратить время на сон, что вот только-только активность  появилась, а нужно засыпать. И в то же время вместе с этой активностью брезжит надежда, что все прошло, но наступает утро и все повторяется.

Бесплатная беседа «Альтер-фон» это предварительная беседу с нашими специалистами по телефону.

В течение 10-минутной беседы вы сможете обозначить или выявить свои проблемы, и понять, кто из врачей вам нужен и нужен ли вообще. Запишитесь на бесплатный разговор к специалисту

Симптомы

Тоскливое настроение настолько, что иногда присутствует почти физическое ощущение в груди. Обычно про такое говорят “кошки на душе скребут”, “камень/груз/гиря на душе”. Пациенты отмечают, что душевная боль иногда даже тяжелее любой физической боли.

Показателем  тяжести состояния служат мысли, умозаключения, которые соответствуют настроению “все люди как люди, а я не пойми кто”. Человек начинает часто, без повода или по надуманному поводу, себя в чем-то винить, вспоминает все свои ошибки совершенные в жизни. Вся прожитая жизнь окрашивается в черные и драматичные тона, будущее кажется черным и беспросветным. Это наиболее тяжелое состояние.

Помимо плохого настроения, депрессия сопровождается двигательной заторможенностью, когда человек не может чем-то заниматься, даже встать с кровати.

Врач может догадаться о таком состоянии даже по позе. Чаще всего она такая, как на фото. Человек руками оперся на колени, смотрит в пол, лицо грустное, речь медленная.  Там где депрессия, там нужно ждать и суицидальных мыслей, они всегда “ходят парой”. Такие случаи наиболее тяжелые.

Депрессия  — это очень тяжелая  для человека вещь, но у нее есть один положительный момент: она не бывает вечной. У депрессии есть начало и есть конец.  Даже если ничего не делать, то рано или поздно депрессия закончится. Другой вопрос: “Как она закончится?”

Человек, которые находится в депрессивном состоянии никогда не верит в  то, что депрессия закончится, даже если пережил уже 10 депрессий.

Основная задача врача, не ждать конца депрессии, а, по возможности, оборвать или сделать менее выраженной. Для этого подбираются лекарства — антидепрессанты. Их огромное количество разного механизма действия и химической структуры. И врач как раз этим и занимается — выбирает антидепрессант подходящий для конкретного человека. Дополнительно к антидепрессантам назначаются и другие препараты: стабилизаторы настроения, нейролептики. Все зависит от каждого конкретного пациента.

Если один или пару раз у человека были такие состояния, то в будущем они тоже возникнут. Основные задачи врача:

  1. Оказать скорую помощь, вытащить человека  из депрессии
  2. Cделать так, чтобы это состояние  больше не повторялось

Наш блог

Читайте также

  • Статья
Шизофрения, 8 ч. Современные достижения в лечении заболевания

© Рассказывает Андрей Аркадьевич Шмилович, доктор медицинских наук, врач высшей категории, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова, главный врач клиники «Альтер.   Сегодня поговорим о современных достижениях в лечении шизофрении. И я бы заменил слово «лечение» на слово «реабилитация», поскольку, по большому счёту, лечебный процесс, который применяют врачи с самого начала, с самых первых дней этой болезни, принято считать уже первыми этапами реабилитации и восстановления пациента.

  • Статья
Биполярное аффективное расстройство, 1ч. Происхождение болезни, патогенные факторы

© Рассказывает Андрей Аркадьевич Шмилович, доктор медицинских наук, врач высшей категории, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова, главный врач клиники «Альтер»: Дорогие друзья, мы начинаем цикл из 5 статей, посвящённых такому непростому, с диагностической точки зрения, психическому заболеванию, как биполярное аффективное расстройство.

  • Статья
Психолог или психиатр: кто вам нужен?

Если вы или кто-то из близких испытываете: Чувство грусти, апатии, упадок сил. Настолько, что их не хватает на то, чтобы встать с кровати, делать привычную работу или просто снять трубку телефона Расстройство пищевого поведения, Проблемы с алкоголем и запрещенными веществами, Бессонница, Панические атаки, депрессия, Расстройство сексуальной сферы, Эмоциональное выгорание, мучительные проблемы в отношениях, Мысли о суициде, попытка суицида, Сильная подозрительность, ожидание чего-то плохого, навязчивые негативные мысли, Ощущение, что вы слышите или видите то, что не слышат и не видят другие, Агрессивность, слезливость, повышенная эмоциональность. Вам или тому, кто испытывает эти симптомы определенно нужна помощь специалиста. Какого? Психолога или психиатр? Если максимально упростить ответ, то можно сказать, что к психологу идут, чтобы разобраться с относительно легкими проблемами, а к психиатру — когда работа психики мешает жить нормальной жизнью. Например: от стресса и тревоги возникают серьезные проблемы со сном. Или вы не можете нормально есть. Или все это вместе. Мы советуем начать с психиатра. И вот почему: 1. Психиатр (кстати, как и психотерапевт, в отличие от психолога) — это врач. А конкретнее, это такой же врач, как хирург, офтальмолог или терапевт. У такого специалиста есть широкое медицинское образование, он разбирается во всех вопросах медицины. И в особенности хорошо разбирается в психиатрии. На первом приеме психиатр сможет дифференцировать проблемы. Он задаст точные вопросы, чтобы убедиться, что, например, тревога, депрессия или бессонница не связаны с соматическими, физическими, неврологическими или эндокринными болезнями. Если есть объективные основания для этого, пациента направят на необходимые обследования. Ведь на психическое состояние человека часто влияет и содержание гемоглобина в крови, и баланс электролитов, и работа щитовидной железы, и функциональное состояние коры головного мозга.   2. Только психиатр или психотерапевт может выписать пациенту рецепт на лекарственные препараты. Не нужно бояться таблеток. Их пьют курсами только когда они действительно необходимы для восстановления химического баланса в мозге, а после выздоровления организм в них больше не нуждается.   3. Если проблема действительно в компетенции психиатра, то чем раньше мы начнем лечении, тем быстрее и легче получится вернуться к нормальной жизни. Большая ошибка, которую многие допускают — если кое-как еще держишься, то жди до последнего. Но ведь если у человека сломана нога, логично сходить ко врачу, наложить гипс и через пару месяцев вернуться к нормальной жизни. Так зачем экспериментировать с психикой? Она не менее важна и точно так же требует заботы и своевременного лечения. А когда к  психологу? Психиатр или психотерапевт не всегда может самостоятельно помочь пациенту. Многое в жизни можно улучшить, если лучше понимать себя, свои потребности, внутренние обстоятельства, других людей и научиться менять свое поведение и стиль общения с людьми. Именно этим и занимается психолог. Если проблемы, с которыми пациент пришел ко врачу, действительно относятся к психическим, то решать их, как правило нужно будет, работая и с психиатром, и с психологом, а может, и с психотерапевтом, аналитиком или сексологом. Именно психиатр сможет направить вас к нужному профессионалу. Совместная работа психолога и психиатра в Re-Alt Частая проблема людей, которые ходят к психологу и к психиатру — противоречивые рекомендации этих специалистов. Когда действия специалистов не согласованы, пациент оказывается в трудном положении. Например, психиатр сообщает пациенту, что это депрессия, пора усилить терапию, а психолог — что нет ничего подобного, и таблетки будут нам мешать в терапии. И, кстати, позиция каждого имеет основания. А что делать пациенту? Самостоятельно принимать решение? Вряд ли это возможно. Единственный ответ — организовать прямую коммуникацию и обсуждение этого случая специалистами, чтобы они нашли совместное решение. В клинике это происходит без специальных усилий. У нас есть и психологи, и психотерапевты, и психиатры. Они ведут совместную, слаженную работу с пациентом, оставаясь на связи друг с другом. А еще в нашей клинике возможен одновременный прием двумя специалистами: психиатром и психологом или психотерапевтом. Это дает уникальную возможность оперативно получить первое предварительное заключение специалистов и начать более эффективное лечение. На любой совместный прием у нас действует скидка 30%. Выбрать специалиста и записаться на прием можно тут: https://cdz-alter.ru/specialists/

  • Статья
Биполярное аффективное расстройство

Биполярное аффективное расстройство (БАР) — тяжелое психическое заболевание, характеризующееся колебаниями настроения и энергии с повторяющимися эпизодами депрессии, которые сменяются эпизодами мании или гипомании. БАР обладает высокой степенью наследуемости. Раннее начало, хроническое течение и отсутствие оптимального лечения делают его одним из самых инвалидизирующих заболеваний. Распространенность биполярного расстройства всего спектра в течение жизни оценивается в 2–4% населения в целом, и это шестая ведущая причина нетрудоспособности во всем мире. Средний возраст дебюта биполярного аффективного расстройства разнится. Согласно эпидемиологическим исследованиям, пиковый период приходится на 20 лет. Также сообщается, что примерно 20% от всех больных проявляют некоторые признаки болезни в подростковом возрасте, около 50% — к 30 годам и 99% — к 60 годам. В целом данные указывают на то, что БАР чаще встречается у женщин, однако болезнь широко распространена и среди мужчин. В настоящее время не обнаружена связь между заболеваемостью и принадлежностью к какому-либо социальному классу. Для сравнения, среди больных шизофренией наблюдается отчетливый нисходящий социальный дрейф.

  • Статья
Тяжелое психическое состояние

В клинической психиатрии довольно много ситуаций, которые для нас психиатров оказываются очевидными, прежде всего, с медицинской точки зрения. Мы видим состояние больного, мы знаем, что это состояние связано с той или иной болезнью. Мы сравниваем это состояние с теми, что есть в нашем клиническом опыте, об этом написано в учебной литературе. Мы знаем это по статьям, по научным исследованиям. Мы понимаем в разговоре, в беседе, что перед нами пациент, нуждающийся в лечении. При чем, как правило, обязательно нуждающийся в лечении с акцентом на слово «обязательно».   Однако парадоксально, но именно в этих ситуациях, где пациент обязательно нуждается в лечении, в большей части случаев  встречаются состояния, при которых сам пациент себя душевнобольным не считает.   И сам пациент в таких ситуациях относится к тому, что с ним происходит, отнюдь не так, как относятся к этому его врачи. В этом заключается,   пожалуй, одна из самых главных практических проблем мировой психиатрии, которую мы называем проблемой критического отношения человека к своему психическому состоянию. Проблема осознания своей болезни и проблема комплаенса.   Комплаенс – это феномен, указывающий на содружественность действий врача и пациента в лечебном процессе, когда пациент понимает, что ему надо лечиться, что его состояние тяжелое, что в той или иной ситуации ему нужна госпитализация, и что необходимо принимать лекарства. И вот этого комплаенса, к сожалению, в большинстве случаев, когда речь идет о тяжелом состоянии, нет.   В этих ситуациях, когда происходит обострение болезни, а ещё хуже, когда происходит начало болезни, её манифестация, иногда бывает так, что необходимость лечения очевидна не только врачам, но и всем окружающим, всем близким людям этого пациента, которые искренне хотят помочь ему. Но убедить его в том, что необходимо лечь или хотя бы обратиться к врачу-психиатру не получается.   Что в этих ситуациях делать? Особенно тогда, когда мы говорим о тяжелых психических расстройствах, которые могут представлять опасность, например, для самого пациента, а иногда для окружающих. Иногда болезненные переживания душевнобольного человека столь тяжелы, что он не отдаёт отчета в своих действиях. У него меняется восприятие происходящего вокруг, и те люди, которые на самом деле испытывают к нему добрые  и теплые чувства, превращаются в его восприятии во врагов, в тех, кто очень опасен. И он начинает атаковать этих врагов. В этом случае возникают те самые риски, о которых я уже говорил.   Или у пациента возникает состояние, когда он настолько глубоко уходит в депрессию, настолько тяжело переживает свою мнимую несостоятельность,  сильно фиксируется на мыслях о нежелании жить, что его суицидальный риск оказывается очень высоким. И мы понимаем прекрасно, что если мы не окажем помощь такому пациенту, мы можем его просто потерять.   Как в этой ситуации поступить? Что в этой ситуации сделать? Существуют различного рода психологические способы, с помощью которых мы можем найти какие-то альтернативные мотивации для обращения к врачу- психиатру. Например, найти какую-то вторичную выгоду, с помощью которой этот человек может обратиться за помощью к врачу. Эта выгода может для него сулить какие-то перспективы в будущем. Например, наш пациент – это студент, который никак не может подготовиться к сессии, у него не получается сдать зачёты, над ним нависла угроза отчисления из вуза. И тут мы ему объясняем, что ты хоть и не считаешь себя больным человеком, но высока вероятность того,  что стресс, который ты получаешь в институте, столь велик, что именно из-за него ты не можешь сдать сессию. Возможно, ты имеешь право получить академический отпуск, но для этого тебе необходимо медицинское заключение, поэтому должен пойти к врачу. Вот эта дополнительная мотивация может сработать.   Такая же история может быть с человеком, который не может выйти на работу, и над ним нависла угроза увольнения. Или такая ситуация может быть связана с тем, что человек, допустим, оказался в серьезных финансовых затруднениях на текущий момент времени. И тогда госпитализация в психиатрическую больницу могла бы частично эту проблему решить. И много других вопросов, которые не имеют прямого отношения к пониманию того, что ты болен, да и к тому, что надо принимать лекарство, но которые относятся к так называемым побочным мотивациям.   В некоторых ситуациях мы видим, как родственники используют разного рода, не очень этичные, нелицеприятные, на первый взгляд, способы. Они пытаются использовать шантаж, угрозы или говорят о возможном столкновении личных, конфликтных интересов, когда решается вопрос о госпитализации. Насколько это гуманно и насколько это допустимо, решать конечно не мне, это вопросы этики, которые в каждой семейной,   жизненной ситуации решаются по-своему, индивидуально. Этика всегда была довольно субъективной категорией, но я всё-таки сторонник того, что когда мы имеем дело с действительно опасными последствиями, и риск их очень высок,  не так важно то, какими методами мы добиваемся своей цели.   Естественно эти способы тоже могут исчерпать себя, естественно в этой ситуации наш пациент продолжит находиться в очень опасном,  рискованном для себя и тяжёлом для своих субъективных ощущений психическом состоянии. В этой ситуации встает вопрос о возможности недобровольного освидетельствования этого пациента врачом-психиатром или недобровольной госпитализации. Это то, что мы психиатры всегда стараемся избежать. Максимально возможными способами уговорить, убедить всё-таки пациента в том, чтобы он дал согласие, показав ему его болезнь.   Но одновременно с этим мы понимаем, что все наши попытки убеждения или демонстрации болезненности его психического состояния разбиваются именно о камень вот этой некритичности, которая сама по себе является симптомом не просто болезни, а тяжёлой болезни.   В этой ситуации на помощь приходит Закон о психиатрической помощи и правах граждан при её оказании. В этом Законе одна из статей регламентирует порядок недобровольного освидетельствования или недобровольной госпитализации в психиатрическую больницу. Об этом я чуть позже скажу в другом видео, но сейчас я бы хотел обратить внимание на действия родственников, на конкретные практические рекомендации.   Как быть родственникам в том случае, если состояние больного уже возбуждённое? Если он мечется по квартире, если он говорит вещи, смысл которых вы понять не можете, если в его состоянии есть какое-то излишнее возбуждение, или наоборот, какая-то особая заторможенность? Если он застыл, глядя в одну точку, и не реагирует никак на любую обращенную к нему речь? Если он с кем-то разговаривает вслух или замыкается в себе, категорически отказываясь от каких-либо контактов? Если он отказывается от еды и куда-то пропадает, днями, сутками и возвращается домой в ужасном, санитарно-запущенном виде?..   Многие родственники задают эти вопросы, особенно когда это касается их безопасности или безопасности их детей, безопасности нашего пациента.   Единственной рекомендацией в таких ситуациях, которую мы можем дать таким родственникам, это обратиться за помощью в полицию. К сожалению, мы не можем избежать в части случаев именно участия этих служб. Важно, чтобы те сотрудники полиции, которые окажутся задействованы в этом деле, были максимально корректны, максимально толерантны, использовали наиболее мягкие способы физического успокоения наших пациентов. Я могу сказать, что в Москве в этом смысле ситуация в значительной степени улучшилась по сравнению с былыми временами.   Сегодня те полицейские, которые оказываются в ситуациях, требующих недобровольного освидетельствования психиатров или госпитализации в психиатрический стационар, ведут себя, по моему опыту, весьма и весьма корректно. Делают это максимально мягко и этично.   Конечно, здесь человеческий фактор играет определенную роль, и это во многом зависит от степени психомоторного возбуждения пациента, находящегося в тяжелом психическом состоянии. Я думаю, что особенности поведения полицейских при задержании такого пациента во многом зависят и от того, как ведут себя родственники, близкие люди. Если полицейский видит, что близкие, родственники относятся к человеку с большой заботой несмотря на его непотребное поведение, то они понимают прекрасно, что их действия должны быть созвучными и по-человечески гуманными.   В тех случаях, когда пациента удается переместить в участковое отделение полиции, как правило, максимально быстро вызывается бригада «Скорой психиатрической помощи», которая обязательно в свой состав включает опытных врачей-психиатров, которые работают в психиатрии уже много лет, и имеют достаточно большой опыт работы с такими состояниями. И вот здесь возникает вопрос о правомочности такого освидетельствования.   Как правило, освидетельствование правомочно в связи с тем, что есть возбуждение, представляющее опасность для пациента или его окружающих, и оно может нанести существенный вред.   Дальнейшие действия врачей-психиатров во многом связаны с тем, как им удаётся уговорить, убедить пациента. Большая часть пациентов, которые категорически отказывались от госпитализации, находясь дома, оказавшись в условиях, когда их смотрит врач-психиатр, соглашаются на эту госпитализацию. Они начинают  понимать, что раз уж так много людей озабочены их поведением и состоянием, наверное, всё-таки что-то не так. И под тем или иным предлогом подписывают согласие.   Ещё какая-то часть пациентов подписывает согласие в приемном отделении больницы, стационара, куда их привозит бригада «Скорой психиатрической помощи».   В случае если этот пациент не дает согласие, а основания для этой госпитализации по Закону об оказании психиатрической помощи имеются, тогда этот пациент помещается в психиатрическое отделение и с ним начинают лечение. Но по Закону, в течение 48 часов врачи-психиатры должны провести большую, расширенную врачебно-консультационную комиссию в составе минимум 3 человек (обычно участвует больше врачей-психиатров). И результаты этой комиссии должны быть в течение 48 часов рассмотрены в судебном порядке на судебном заседании, которое проводится прямо в отделении.   Если судья, участвующий в этом видит, что недобровольная госпитализация действительно обоснована в соответствии с этим Законом, то судья признает эту госпитализацию правомочной. Пациент в течение месяца может по решению суда находиться на лечении в психиатрической больнице недобровольно.   Может так случиться, что судья признает эту госпитализацию неправомочной, в том случае, если не увидит там никаких показаний. Если это происходит, то прямо в этот момент заседания суда, пациент отпускается из отделения, едет домой. Но это редкий случай, но если такое происходит, мы  стараемся даже в этих ситуациях сохранить с пациентом продуктивный контакт, чтобы у него всегда была возможность обратиться хотя бы амбулаторно за психиатрической помощью в том случае, если его состояние всё-таки в норму так и не придёт.   Уважаемые родственники пациентов, убедительно вас прошу от лица всех своих коллег и от себя лично. Постарайтесь максимально толерантно и корректно относиться к тем случаям, когда кто-либо из ваших близких вдруг начинает вести себя как-то странно, как-то необычно и с вашей точки зрения болезненно, психопатологично. Это не повод для усмешек, ухмылок, игнорирования или какого-то унижения и оскорбления. Это повод для того, чтобы экстренно оказать медицинскую помощь такому человеку, это симптомы болезни. Это не плохое поведение, это болезненное поведение. Убедительно вас прошу быть в таких ситуациях нашим союзником.   ©  Автор статьи – Андрей Аркадьевич Шмилович, доктор медицинских наук, врач высшей категории, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова, главный врач клиники «Ре-Альт».

  • Статья
Параноидное расстройство личности

Параноидное расстройство личности – расстройство личности параноидного типа, характеризующееся чрезмерной чувствительностью к фрустрации, подозрительностью, злопамятностью, постоянным недовольством окружающими людьми и тенденцией воспринимать всё на свой счёт и интерпретировать любые чужие действия в виде недоброжелательного отношения или угрозы. По МКБ-10 параноидное расстройство личности относится к специфическим расстройствам личности (F60.0) Человек, с параноидным расстройством, воспринимает всё на свой счет. Если кто-то смеется, такой человек, подозревает, что потешаются над ним. Если где-то прозвучало его имя, то обязательно в негативном контексте. Все это часто сочетается с ригидностью психики, высокой самооценкой. У людей, с таким расстройством, не отмечается бредовых построений, но их восприятие искажено. Параноики закрыты и отстранены от окружающих, легко раздражаются. Мало говорят о себе, не заводят доверительные отношения. На свои неудачи реагируют остро. Честолюбивы, заносчивы и самонадеянны, не умеют прощать обиды, ревнивы и несговорчивы, прямолинейны, склонны переоценивать свои возможности и способности. Любят отстаивать свою правоту, даже если фактически они не правы. Человеку все время кажется, что окружающие покушаются на его имущество, достижения, партнеров, пытаются использовать его или манипулировать для достижения своих целей. Особое значение приобретает все, что так или иначе связано с личностью человека и его интересами. К событиям, не касающимся личности, человек абсолютно безразличен. Расстройство инициируется в детском или подростковом возрасте, окончательно формируется после 20–25 лет. При этом признаки расстройства сохраняются в течение всей жизни и мало изменяются по интенсивности. Расстройство наиболее часто проявляется у мужчин. Нередко встречается у людей, в детском возрасте которых были ограничены социальные контакты. В зависимости от тематики сверхценных идей различают множество видов параноидных личностей: ревнивцы, изобретатели, кверулянты, фанатики и др. Но основываясь только на содержании сверхценных идей, невозможно отразить структуру психопатии в целом. Параноидное расстройство может проявляться в двух полярных формах. Экспансивной форме присущи такие качества, как напористость, активность, агрессивность, склонность к вступлению в противоборство, открытое обвинение окружающих и полное игнорирование своих недостатков. При сенситивной форме расстройства больной замкнут, обидчив, мнителен, самокритичен, часто страдает от чувства собственной неполноценности, редко конфликтует, предпочитает позицию жертвы. У людей с данным расстройством выстраивается внешне логичная для них и непротиворечивая картина мира, которая почти не имеет ничего общего с реальностью. Среди эмоций такого человека преобладают гнев, раздражение, возмущение, недовольство, разочарование. Человек с презрением относятся к проявлениям слабости, восхищается властью и силой, склонен к развитию сверхценных идей на почве ревности, сутяжничества, изобретательства. Разногласия и конфликты, с другими людьми, возникают на почве завышенных требований к себе и окружающим.