+7 (495) 151-84-87

г. Москва, м. Кропоткинская

Синдром деперсонализации дереализации в психиатрии

Синдром деперсонализации дереализации в психиатрии

12 июля, 2021

Синдром деперсонализации-дереализации – одно из видов невротического расстройства, при котором у человека периодически проявляются симптомы деперсонализации и дереализации. Деперсонализация – это ощущение утраты собственного «Я», потеря связи с реальностью. Окружающие события кажутся ненастоящими, человек как будто наблюдает со стороны за своей жизнью. Дереализация — нарушение восприятия, при котором окружающий мир кажется нереальным, некрасочным, часто сопровождается нарушением памяти, появлением дежавю.

Трудности в диагностике деперсонализации возникают вследствие того, что термин может использоваться для обозначения симптома, синдрома и расстройства. Как синдром деперсонализация развивается на фоне различных психических расстройств. У психически здоровых людей синдром возникает, как реакция на психотравмирующую ситуацию. Если клинические проявления деперсонализации являются единственными проявлениями расстройства и имеют затяжное течение -то можно предполагать о синдроме деперсонализации-дереализации, как самостоятельном расстройстве.

Синдром может развиться у людей любой возрастной категории и вне зависимости от пола. Чаще всего расстройство инициируется в раннем детском и подростковом возрасте, очень редко после 25 лет.

Человек, с синдромом деперсонализации-дереализации, со временем отстраняется от близких людей. Состояние деперсонализации может продолжаться от нескольких минут до нескольких лет. Как правило, на начальных стадиях развития расстройства, возможно спонтанное временное исчезновение проявлений синдрома.

Чаще всего синдром храктеризуется следующими симптомами:

  • Искажение течения времени;
  • Дежавю и жамевю;
  • Ощущение нереальности окружающего мира, жизни «как во сне» или «в кино»;
  • Отчужденность от себя, общества;
  • Притупление чувств и эмоций;
  • Утрата собственного «Я»;
  • Беспокойство о «ненатуральности» своего поведения и мыслей.

Перечисленные симптомы и негативные переживания, вызывают у больного сильный страх того, что он не сможет вернуться к нормальной жизни. Из-за притупления эмоциональных реакций, он начинает сомневаться в собственном психическом здоровье и может считать себя неполноценным.

Деперсонализация и дереализация могут проявляться в виде симптомов других психических заболеваний (фобий, панического, депрессивного и посттравматического стрессового расстройства, шизофрении, биполярного аффективного и пограничного расстройства личности и др.) и неврологических патологий (судороги, новообразования головного мозга, постконтузионный синдром, метаболические нарушения, мигрени, болезнь Меньера). О самостоятельном течении синдрома деперсонализации-дереализации, можно предположить, если оно развивается независимо от других заболеваний и имеет затяжное или рецидивирующее течение, негативно влияет на сферы жизни.

При наличии рецидивирующих симптомов, если человек способен сконцентрироваться и отвлечь себя от своих субъективных самоощущений другими мыслями или действиями – синдром дереализации-деперсонализации минимально влияет на качество жизни. Если лечение назначено своевременно – возможно полностью избавиться от расстройства.

Причины

Состояние деперсонализации может быть спровоцировано, как побочный эффект, применением психотропных наркотических средств, которые способствуют появлению галлюцинаций. В данном случае симптомы деперсонализации обычно исчезают после полной дезинтоксикации организма, но существует вероятность индуцирования деперсонализации как расстройства.

Ятрогенная деперсонализация возникает при неверной тактике лечения и неправильной диагностике тревожных и депрессивных расстройств, имеющих течение без синдрома дереализации-деперсонализации. При обострении тревоги или депрессии, на начальном этапе лечения антидепрессантами, деперсонализация может развиться на фоне этого обострения.

Часто люди, с данным расстройством, испытали в детском возрасте психотравмирующую ситуацию — физические и эмоционально насильственные действия, смерть близкого человека, акты домашнего насилия над членами семьи и др. Повлиять на развитие синдрома могло и наличие тяжелобольных членов семьи. Если синдром наблюдается в течение продолжительного времени, а психотравмирующая ситуация закончилась, стоит обратиться за помощью к специалисту.

Синдром дереализации-деперсонализации может развиться на фоне:

  • сильного эмоционального потрясения;
  • неврозов;
  • эмоционального истощения или профессионального выгорания;
  • приема психотропных веществ;
  • патологии гипофизарно-надпочечниковой оси;
  • наличия сопутствующих психических заболеваний (биполярное аффективное расстройство личности, шизотипическое и паническое расстройства, шизофрения, депрессия);
  • неврологических заболеваний (боковой амиотрофический склероз, болезнь Альцгеймера, рассеянный склероз, болезнь Лайма).

Бесплатная беседа «Альтер-фон» это предварительная беседу с нашими специалистами по телефону.

В течение 10-минутной беседы вы сможете обозначить или выявить свои проблемы, и понять, кто из врачей вам нужен и нужен ли вообще. Запишитесь на бесплатный разговор к специалисту

Патогенез

Как правило, в структуре деперсонализации находится защитный механизм при сильном эмоциональном стрессе. В критических ситуациях деперсонализация помогает адекватно оценить обстановку. В данных обстоятельствах, подобная реакция является нормальной.  Патологической реакцией принято считать ее длительное течение, после исчезновения провоцирующего фактора. 

Существует вероятность, что механизм развития расстройства связан с ответной реакцией мозга на стресс. Обильная выработка эндорфинов, с высоким родством к μ-опиоидным рецепторам, приводит к активации этих рецепторов. В следствие чего нарушаются механизмы обратной связи, необходимой для поддержания нейрохимического гомеостаза. По мнению учёных, в результате блокируется центр удовольствия, возникает ангедония и отключается лимбическая система, т.к. становится неспособна адекватно отреагировать на хаотическую стимуляцию. Данный механизм может приводить к появлению деперсонализации-дереализации и депрессивной симптоматики.

Исследования с показом эмоционально-агрессивных сцен, проводимые на людях с синдромом дереализации–деперсонализации, выявили пониженную активность нейронов в миндалевидном теле — области мозга, связанной с эмоциями.

Синдром дереализации–деперсонализации может быть связан с неправильной регуляцией гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси, одной из важных системы организма, участвующей в реакциях на стресс. У людей, с данным синдромом, сильно повышен уровень кортизола – одного из показателей наличия хронического стресса.

Симптомы

Клинические проявления расстройства деперсонализации-дереализации, как правило, эпизодичны и различны по интенсивности. Продолжительность эпизодов может сильно варьироваться – от часов до нескольких лет.  У некоторых людей симптомы присутствуют на постоянной основе, в течение продолжительного времени, и их интенсивность не изменяется.

Как правило симптомы проявляются у детей и подростков.  В среднем расстройство диагностируется до 25 лет. Синдром деперсонализации может развиваться медленно и незаметно. А может остро, когда пациент способен точно описать первый эпизод – время, место, обстоятельства.

Клинической картине деперсонализации соответствуют:

  • Ощущение наблюдения со стороны за своими мыслями и происходящим вокруг
  • Чувство неподконтрольности своих действий и речи;
  • Искажение восприятия частей своего тела
  • Эмоциональное или физическое онемение чувств и реакций на окружающую среду;
  • Сомнения в реальности воспоминаний и принадлежности их к своим.

Признаки дереализации:

  • Отчужденность от окружающей действительности, близких людей;
  • Искажение восприятия окружающего мира — времени, размера и форм предметов, расстояния;
  • Ощущение отстраненности от своего тела, разума, ощущений.

Люди, с данным расстройством, чувствуют себя наблюдателями за собственной жизнью. Многие из них ощущают нереальность своего существования, расплывчатость воспоминаний или чувствуют автоматизированность своих действий и слов (ощущение себя роботом, куклой). Часто характерна физическая и эмоциональная отрешенность. Отчуждение от мышления и памяти проявляется ощущением «пустоты» в голове — отсутствием мыслей и воспоминаний. Пропадает чувство узнаваемости, привычная обстановка воспринимается чужой, нет чувствуется контакт с собеседником при общении. У некоторых людей может встречаться алекситимия — невозможность описать или распознать свои чувства и эмоции. Мир кажется безжизненным или искусственным, предметы субъективно искажаются по форме, размеру, четкости и др. Искажению подвергается и время. При тяжелых состояниях человек не может мысленно воссоздать образ близкого человека или конкретного места. В некоторых случаях появляются проблемы с ориентацией во времени и пространстве.  Отмечается отсутствие чувства тоски, гнева, сострадания, радости. Из-за невозможности субъективно оценить степень притупления эмоционального восприятия, трудно сделать количественную оценку проявлений деперсонализации и дереализации.

Проявления расстройства негативно сказывается на жизнедеятельности.  Данное состояние часто сопровождается тревожностью и депрессией. Некоторые люди испытывают страх, о наличии у них серьезных патологий головного мозга или наоборот одержимы мыслью о нереальности своего существования и различными способами проверяют это. Нередко это приводит к усилению тревоги и появлению навязчивых идей, что способствует ухудшению симптоматики. Человек, с синдромом деперсонализации-дереализации всегда осознает необъективность своих ощущений. Чувство реальности дифференцирует данный синдром от психотических расстройств.

Классификация

В психиатрии деперсонализацию подразделяют на:

  • аутопсихическую (нарушение восприятия своего “Я”);
  • аллопсихическую или дереализацию (нарушение восприятия внешнего мира);
  • соматопсихическую (нарушение восприятия своего тела и его функций).

Нередко, при соматопсихической деперсонализации, встречаются явления отсутствия чувства голода, насыщения, сна и т.д. Гораздо реже встречается потеря тактильного и проприоцептивного чувства, вплоть до аналгезии.

Синдром дереализации–деперсонализации также подразделяется на первичный и вторичный. Вторичная деперсонализация развивается на фоне сопутствующего психического расстройства. Первичная деперсонализация или вторичная диагностируется с трудом, чаще всего данный синдром – сопутствующее психическое расстройство.

Для определения степени деперсонализации используется шкала Нуллера. По ней возможно определить 5 степеней тяжести — лёгкую, среднюю, среднетяжёлую, тяжёлую, очень тяжёлую. Простой тест позволяет выявить даже редкие и слабо выраженные признаки дереализации-деперсонализации личности.

Осложнения

К относительно лёгким осложнениям синдрома дереализации-деперсонализации можно отнести развитие, у больного, функционального нейрокогнитивного дефицита — сложность в фокусировке внимания на конкретных задачах или запоминании, что нередко снижает работоспособность и продуктивность.

При сопутствующем синдрому психическом расстройств, возможна их резистентность к стандартному лечению.

Значение деперсонализации и дереализации, зачастую недооценивается. Но вне зависимости от сопутствующих психических расстройств, расстройство обладает затяжным течением. При возникновении синдрома на фоне приступообразного или фазно протекающего психоза, значительно увеличивает приступ по продолжительности и увеличивает риск суицидальной попытки.

Лечение и прогноз в Ре-Альт

Характер и длительность течения расстройства деперсонализации напрямую зависит от причины его возникновения и наличия сопутствующих заболеваний, от данных факторов зависит и тактика лечения. Если расстройство возникло на фоне кратковременного стресса и пациент своевременно обратился за помощью — возможно полное восстановление. В некоторых случаях деперсонализация приобретает хроническое и резистентное к лечению течение.

В центре душевного здоровья «Ре-Альт», мы лечим синдром деперсонализации-дереализации. Лечение проводится амбулаторно, начиная со среднетяжелой степени расстройства – стационарно. При необходимости дифференцировать синдром от соматического заболевания назначаются дополнительные анализы и обследования у профильных специалистов.  Длительность терапии зависит от давности начала заболевания и соблюдения врачебных назначений

Лечение синдрома дереализации- деперсонализации направлено на купирование стрессовых факторов, которые потенциально могли спровоцировать развитие расстройства. Метод психотерапии подбирается исходя из причин развития синдрома. Когнитивно-поведенческая психотерапия направлена на помощь пациенту справиться с навязчивыми мыслями, научиться выполнять задачи, отвлекающие от дереализации. Сенсорные методы воздействует на органы чувств пациента, помогая ему восстановить связь с собой, почувствовать реальность окружающего в данный момент. Психодинамическая терапия борется с внутренними конфликтами, налаживанием гармоничных отношений с собой и окружающей действительностью. Медикаментозное лечение применяется, в основном, для купирования сопутствующих расстройств, которые могут провоцировать развитие деперсонализации и дереализации.

Пройти лечение от синдрома деперсонализации-дереализации в Москве можно в центре душевного здоровья «Ре-Альт».  который расположен от метро «Кропоткинская», по адресу г. Москва, Всеволожский переулок д. 2, с. 2. Записаться на прием возможно онлайн или по телефону +7(495)431-77-12.

Наш блог

Читайте также

  • Статья
Шизофрения, 4ч. Влияние социально-демографических факторов на проявление болезни

© Рассказывает Андрей Аркадьевич Шмилович, доктор медицинских наук, врач высшей категории, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова, главный врач клиники «Альтер».

  • Статья
Шизофрения, 2 ч. Происхождение болезни

© Рассказывает Андрей Аркадьевич Шмилович, доктор медицинских наук, врач высшей категории, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова, главный врач клиники «Альтер»:

  • Статья
Послеродовой психоз

Послеродовой психоз —психическое расстройство, относящееся к категории аффективных, которое развивается у женщин в послеродовой период (обычно в первые недели после родов), очень редко может встречаться у мужчин. Чаще всего данное расстройство возникает у первородящих или при следующих родах, если они были с осложнениями и при наличии в прошлом истерических расстройств у роженицы или близких родственников. Психотическое состояние проявляется у одной — трех женщин из тысячи, при этом одна из 10 матерей страдает от послеродовой депрессии, ПРД является одним из наиболее частым послеродовым осложнением. Расстройство характеризуется бредом и тяжелой депрессией. Иногда послеродовая депрессия является осложнением родов или обосновывается психологической неготовностью женщины стать матерью. В последнее время тема послеродовой депрессии стала более обсуждаемой в медиапространстве. Но тема психического здоровья женщины в период беременности и после родов не должна заканчиваться на послеродовой депрессии, наиболее серьезную проблему для молодой мамы и ребенка представляет послеродовый психоз. Рождение ребенка – это важное событие в жизни каждой женщины, но ни одна из них не может предположить, что может столкнуться с таким заболеванием. Острые послеродовые психозы возникают на фоне нарушения гормонального фона (серотонин, кортизол, тиреоидный, эстрогены), женщина испытывает переутомление, недостаточную продолжительность сна, постоянное чувство тревоги, клиническая картина начинает проявляться после. Матери начинает казаться, что ребенок не принадлежит ей, ощущение подмены, иногда смерти младенца или вселение «духа» в него. Бред может сопровождаться навязчивой идеей причинить вред ребенку или себе. Первые проявления послеродового психоза могут возникнуть уже через несколько дней с момента родов. Женщина жалуется на усталость, тревогу, проблемы со сном, потерю аппетита, общую утомляемость, возникают суицидальные мысли. При психозе, у матери наблюдаются: перепады настроения (моменты приподнятого и угнетенного), бредовые мысли (подмена ребенка и др.), пропадает интерес к младенцу.  Но не у каждой женщины возникает послеродовая депрессия и психоз, а также не каждая депрессия и психоз сопровождается усталостью. Например, у женщины все хорошо в семейной жизни и отношении к ребенку, она высыпается, хорошо питается, но при этом испытывает постоянное чувство вины. При несвоевременно оказанной медицинской помощи, послеродовый психоз может прогрессировать до галлюцинаций, мысли и речь спутаны и бессвязны. Состояние значительно нарушает способность к ведению семейной и социальной жизни. Проявления заболевания можно разделить на три типа: острый органический, аффективный, шизофренический синдромы. Преобладают аффективный синдром – около 80% (чаще маниакальное расстройство). Каждый из типов включает в себя дезориентацию и другие органические симптомы. Наиболее подвержены возникновению послеродового психоза женщины с: шизофренией, биполярным и шизоаффективным расстройствами, при наличии близких родственников с послеродовым психозом в анамнезе. Если вы входите в группу риска – отнеситесь к своему здоровью внимательнее, проконсультируйтесь со специалистом. Матери не охотно обращаются за специализированной помощью, это затрудняет своевременную постановку диагноза.   В большинстве случаев возникновения данного расстройства – женщине требуется госпитализация.

  • Статья
Тяжелое психическое состояние

В клинической психиатрии довольно много ситуаций, которые для нас психиатров оказываются очевидными, прежде всего, с медицинской точки зрения. Мы видим состояние больного, мы знаем, что это состояние связано с той или иной болезнью. Мы сравниваем это состояние с теми, что есть в нашем клиническом опыте, об этом написано в учебной литературе. Мы знаем это по статьям, по научным исследованиям. Мы понимаем в разговоре, в беседе, что перед нами пациент, нуждающийся в лечении. При чем, как правило, обязательно нуждающийся в лечении с акцентом на слово «обязательно».   Однако парадоксально, но именно в этих ситуациях, где пациент обязательно нуждается в лечении, в большей части случаев  встречаются состояния, при которых сам пациент себя душевнобольным не считает.   И сам пациент в таких ситуациях относится к тому, что с ним происходит, отнюдь не так, как относятся к этому его врачи. В этом заключается,   пожалуй, одна из самых главных практических проблем мировой психиатрии, которую мы называем проблемой критического отношения человека к своему психическому состоянию. Проблема осознания своей болезни и проблема комплаенса.   Комплаенс – это феномен, указывающий на содружественность действий врача и пациента в лечебном процессе, когда пациент понимает, что ему надо лечиться, что его состояние тяжелое, что в той или иной ситуации ему нужна госпитализация, и что необходимо принимать лекарства. И вот этого комплаенса, к сожалению, в большинстве случаев, когда речь идет о тяжелом состоянии, нет.   В этих ситуациях, когда происходит обострение болезни, а ещё хуже, когда происходит начало болезни, её манифестация, иногда бывает так, что необходимость лечения очевидна не только врачам, но и всем окружающим, всем близким людям этого пациента, которые искренне хотят помочь ему. Но убедить его в том, что необходимо лечь или хотя бы обратиться к врачу-психиатру не получается.   Что в этих ситуациях делать? Особенно тогда, когда мы говорим о тяжелых психических расстройствах, которые могут представлять опасность, например, для самого пациента, а иногда для окружающих. Иногда болезненные переживания душевнобольного человека столь тяжелы, что он не отдаёт отчета в своих действиях. У него меняется восприятие происходящего вокруг, и те люди, которые на самом деле испытывают к нему добрые  и теплые чувства, превращаются в его восприятии во врагов, в тех, кто очень опасен. И он начинает атаковать этих врагов. В этом случае возникают те самые риски, о которых я уже говорил.   Или у пациента возникает состояние, когда он настолько глубоко уходит в депрессию, настолько тяжело переживает свою мнимую несостоятельность,  сильно фиксируется на мыслях о нежелании жить, что его суицидальный риск оказывается очень высоким. И мы понимаем прекрасно, что если мы не окажем помощь такому пациенту, мы можем его просто потерять.   Как в этой ситуации поступить? Что в этой ситуации сделать? Существуют различного рода психологические способы, с помощью которых мы можем найти какие-то альтернативные мотивации для обращения к врачу- психиатру. Например, найти какую-то вторичную выгоду, с помощью которой этот человек может обратиться за помощью к врачу. Эта выгода может для него сулить какие-то перспективы в будущем. Например, наш пациент – это студент, который никак не может подготовиться к сессии, у него не получается сдать зачёты, над ним нависла угроза отчисления из вуза. И тут мы ему объясняем, что ты хоть и не считаешь себя больным человеком, но высока вероятность того,  что стресс, который ты получаешь в институте, столь велик, что именно из-за него ты не можешь сдать сессию. Возможно, ты имеешь право получить академический отпуск, но для этого тебе необходимо медицинское заключение, поэтому должен пойти к врачу. Вот эта дополнительная мотивация может сработать.   Такая же история может быть с человеком, который не может выйти на работу, и над ним нависла угроза увольнения. Или такая ситуация может быть связана с тем, что человек, допустим, оказался в серьезных финансовых затруднениях на текущий момент времени. И тогда госпитализация в психиатрическую больницу могла бы частично эту проблему решить. И много других вопросов, которые не имеют прямого отношения к пониманию того, что ты болен, да и к тому, что надо принимать лекарство, но которые относятся к так называемым побочным мотивациям.   В некоторых ситуациях мы видим, как родственники используют разного рода, не очень этичные, нелицеприятные, на первый взгляд, способы. Они пытаются использовать шантаж, угрозы или говорят о возможном столкновении личных, конфликтных интересов, когда решается вопрос о госпитализации. Насколько это гуманно и насколько это допустимо, решать конечно не мне, это вопросы этики, которые в каждой семейной,   жизненной ситуации решаются по-своему, индивидуально. Этика всегда была довольно субъективной категорией, но я всё-таки сторонник того, что когда мы имеем дело с действительно опасными последствиями, и риск их очень высок,  не так важно то, какими методами мы добиваемся своей цели.   Естественно эти способы тоже могут исчерпать себя, естественно в этой ситуации наш пациент продолжит находиться в очень опасном,  рискованном для себя и тяжёлом для своих субъективных ощущений психическом состоянии. В этой ситуации встает вопрос о возможности недобровольного освидетельствования этого пациента врачом-психиатром или недобровольной госпитализации. Это то, что мы психиатры всегда стараемся избежать. Максимально возможными способами уговорить, убедить всё-таки пациента в том, чтобы он дал согласие, показав ему его болезнь.   Но одновременно с этим мы понимаем, что все наши попытки убеждения или демонстрации болезненности его психического состояния разбиваются именно о камень вот этой некритичности, которая сама по себе является симптомом не просто болезни, а тяжёлой болезни.   В этой ситуации на помощь приходит Закон о психиатрической помощи и правах граждан при её оказании. В этом Законе одна из статей регламентирует порядок недобровольного освидетельствования или недобровольной госпитализации в психиатрическую больницу. Об этом я чуть позже скажу в другом видео, но сейчас я бы хотел обратить внимание на действия родственников, на конкретные практические рекомендации.   Как быть родственникам в том случае, если состояние больного уже возбуждённое? Если он мечется по квартире, если он говорит вещи, смысл которых вы понять не можете, если в его состоянии есть какое-то излишнее возбуждение, или наоборот, какая-то особая заторможенность? Если он застыл, глядя в одну точку, и не реагирует никак на любую обращенную к нему речь? Если он с кем-то разговаривает вслух или замыкается в себе, категорически отказываясь от каких-либо контактов? Если он отказывается от еды и куда-то пропадает, днями, сутками и возвращается домой в ужасном, санитарно-запущенном виде?..   Многие родственники задают эти вопросы, особенно когда это касается их безопасности или безопасности их детей, безопасности нашего пациента.   Единственной рекомендацией в таких ситуациях, которую мы можем дать таким родственникам, это обратиться за помощью в полицию. К сожалению, мы не можем избежать в части случаев именно участия этих служб. Важно, чтобы те сотрудники полиции, которые окажутся задействованы в этом деле, были максимально корректны, максимально толерантны, использовали наиболее мягкие способы физического успокоения наших пациентов. Я могу сказать, что в Москве в этом смысле ситуация в значительной степени улучшилась по сравнению с былыми временами.   Сегодня те полицейские, которые оказываются в ситуациях, требующих недобровольного освидетельствования психиатров или госпитализации в психиатрический стационар, ведут себя, по моему опыту, весьма и весьма корректно. Делают это максимально мягко и этично.   Конечно, здесь человеческий фактор играет определенную роль, и это во многом зависит от степени психомоторного возбуждения пациента, находящегося в тяжелом психическом состоянии. Я думаю, что особенности поведения полицейских при задержании такого пациента во многом зависят и от того, как ведут себя родственники, близкие люди. Если полицейский видит, что близкие, родственники относятся к человеку с большой заботой несмотря на его непотребное поведение, то они понимают прекрасно, что их действия должны быть созвучными и по-человечески гуманными.   В тех случаях, когда пациента удается переместить в участковое отделение полиции, как правило, максимально быстро вызывается бригада «Скорой психиатрической помощи», которая обязательно в свой состав включает опытных врачей-психиатров, которые работают в психиатрии уже много лет, и имеют достаточно большой опыт работы с такими состояниями. И вот здесь возникает вопрос о правомочности такого освидетельствования.   Как правило, освидетельствование правомочно в связи с тем, что есть возбуждение, представляющее опасность для пациента или его окружающих, и оно может нанести существенный вред.   Дальнейшие действия врачей-психиатров во многом связаны с тем, как им удаётся уговорить, убедить пациента. Большая часть пациентов, которые категорически отказывались от госпитализации, находясь дома, оказавшись в условиях, когда их смотрит врач-психиатр, соглашаются на эту госпитализацию. Они начинают  понимать, что раз уж так много людей озабочены их поведением и состоянием, наверное, всё-таки что-то не так. И под тем или иным предлогом подписывают согласие.   Ещё какая-то часть пациентов подписывает согласие в приемном отделении больницы, стационара, куда их привозит бригада «Скорой психиатрической помощи».   В случае если этот пациент не дает согласие, а основания для этой госпитализации по Закону об оказании психиатрической помощи имеются, тогда этот пациент помещается в психиатрическое отделение и с ним начинают лечение. Но по Закону, в течение 48 часов врачи-психиатры должны провести большую, расширенную врачебно-консультационную комиссию в составе минимум 3 человек (обычно участвует больше врачей-психиатров). И результаты этой комиссии должны быть в течение 48 часов рассмотрены в судебном порядке на судебном заседании, которое проводится прямо в отделении.   Если судья, участвующий в этом видит, что недобровольная госпитализация действительно обоснована в соответствии с этим Законом, то судья признает эту госпитализацию правомочной. Пациент в течение месяца может по решению суда находиться на лечении в психиатрической больнице недобровольно.   Может так случиться, что судья признает эту госпитализацию неправомочной, в том случае, если не увидит там никаких показаний. Если это происходит, то прямо в этот момент заседания суда, пациент отпускается из отделения, едет домой. Но это редкий случай, но если такое происходит, мы  стараемся даже в этих ситуациях сохранить с пациентом продуктивный контакт, чтобы у него всегда была возможность обратиться хотя бы амбулаторно за психиатрической помощью в том случае, если его состояние всё-таки в норму так и не придёт.   Уважаемые родственники пациентов, убедительно вас прошу от лица всех своих коллег и от себя лично. Постарайтесь максимально толерантно и корректно относиться к тем случаям, когда кто-либо из ваших близких вдруг начинает вести себя как-то странно, как-то необычно и с вашей точки зрения болезненно, психопатологично. Это не повод для усмешек, ухмылок, игнорирования или какого-то унижения и оскорбления. Это повод для того, чтобы экстренно оказать медицинскую помощь такому человеку, это симптомы болезни. Это не плохое поведение, это болезненное поведение. Убедительно вас прошу быть в таких ситуациях нашим союзником.   ©  Автор статьи – Андрей Аркадьевич Шмилович, доктор медицинских наук, врач высшей категории, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова, главный врач клиники «Ре-Альт».

  • Статья
Соматоформное расстройство

Соматоформные расстройства – группа заболеваний психогенной природы, особенность которых наличие соматических жалоб при отсутствии патологических изменений внутренних органов, которые могли бы объяснить причину жалоб. Люди часто обращаются к различным врачам, проходят обследования на наличие соматических заболеваний и проходят лечение. Соматоформные расстройства (F45) по МКБ-10 относятся к группе невротических, связанных со стрессом и соматоформным расстройствам (F40-48). При соматоформном расстройстве, человек не может осознать психосоматическое начало заболевания, даже при наличии симптомов тревоги и депрессии. Расстройства влияют на трудоспособность и качество жизни человека. Специфичным проявлением заболевания следует считать убежденность пациента в наличии у него соматических заболеваний, которая снижается после проведенных исследований и оценки здоровья специалистом. Существует пять видов соматоформных расстройств: ипохондрическое, соматизированное, хроническое соматоформное болевое, недифференцированное соматоформное расстройство и соматоформную дисфункцию вегетативной нервной системы. Основными причинами развития расстройства являются стрессы, равнодушие близких людей, наличие других психических заболеваний и особенности личности. У пациентов результаты медицинских обследований будут в пределах нормы либо с незначительными отклонениями, но не будут объяснять возникающие симптомы. Симптомы расстройства вызывают у человека чрезмерное беспокойство и тревогу, которая мешает в повседневной жизни, человек постоянно обращается за медицинской помощью. При наличии соматоформного расстройства, клиническая картина может включать в себя любые симптомы, чаще всего это боль различного характера, вегетативные и соматические проявления. Наличие симптомов не связано с соматическим заболеванием. Обычные ощущения восприниматься больным как ненормальные. Человек сосредотачивает всё внимание на внутренних ощущениях, в следствие чего соматоформные расстройства часто сопровождаются тревогой и симптомами депрессии.

  • Статья
Что такое синдром Аспергера?

Этот синдром описал известный австрийский психиатр Ганс Аспергер, который написал его параллельно и независимо, да, от описания нашего отечественного основоположника детской психиатрии Груни Ефимовны Сухаревой.   Эти два очень авторитетных исследователя мирового масштаба примерно одинаково описали такое состояние, при котором у детей в дошкольном возрасте формируются симптомы классического аутизма, с недоразвитием функций эмоциональных, аффективных, и с выраженной акселерацией в развитии интеллектуальных и когнитивных функций: функций мышления функций, операционных функций мышления, функции памяти, внимания и так далее.   По сути, мы говорим о такой форме раннего детского аутизма, при которой нет психопатологии, нет болезни, как таковой, то есть нет патологического субстрата. Есть просто какое-то, по всей видимости, пока трудно доказуемо, но все-таки наследственно обусловленная особенность развития психики.   В конечном итоге, дети с синдромом Аспергера вырастают, и во взрослом состоянии не обнаруживают признаков психического заболевания, но зато они обнаруживают признаки гениальности и признаки, позволяющие им такие особенности проявить такие особенности психики, которые делают их великими людьми.   Дети с синдромом Аспергера, безусловно нуждаются в не лечебном, не терапевтическом,  а прежде всего, в воспитательно-педагогическом, да, и психолого-коррекционном подходе.   С такими детьми очень много нужно работать индивидуально, очень много нужно работать коррекционно с их родителями и с теми педагогами, которые не так хорошо знают, как работать с детьми с синдромом Аспергера.   Здесь не нужно ничего лечить. Любое лечебное вмешательство, может навредить развитию ребенка и ухудшить его состояние, и вообще его жизнь, не говоря уже о том, что может погубить его талант.   Именно для таких детей,во многих странах придумывают особые условия для обучения, для образования, при которых они не будут подвергаться школьному буллингу, при которых они не будут находиться в постоянной оппозиции со сверстниками, с учителями, с родителями и так далее.   Дают им свободу передвижения, дают им свободу действий. Они могут долгое время, например, ничего не делать и не получать за это никакие взыскания. Но зато в те периоды, когда вдруг вдохновение их будет посещать, они окажутся невероятно продуктивны, производительны, в десятки, в сотни, в тысячи раз, опережая по своей производительности своих сверстников, а может быть даже и взрослых людей.   Из таких людей рождаются великие ученые. Из таких людей рождаются великие открытия всемирного масштаба. Таких пациентов, с таким синдромом, как описала Аспергер и Сухарева, очень мало. Это абсолютный эксклюзив, единицы. Такой золотой фонд нации, если можно так сказать, И вообще, наверное, всего человечества.   Поэтому их нужно холить, беречь, лелеять и ни в коем случае не травмировать, а наоборот помогать им развиваться и достигать своих успехов.